Проблемы и надежды дальневосточных строителей

В августе свой профессиональный праздник отмечают и строители, и железнодорожники. И наша газета искренне присоединяется к поздравлениям, которые звучат в адрес всех участников наших отраслевых рынков. Честное слово, именно дальневосточные производственники пока еще хоть как-то сдерживают отток населения на запад России. Не будет здесь промышленности (не дай Бог, конечно) — не останется и населения. Но региональное производство нуждается в системной поддержке. Об этом — в комментариях экспертов бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток». 

«Все слова о том, что кто-то в Камчатском крае потерял объемы из-за «Дальспецстроя»,— это пустой звук»

Строители Камчатского края переживают не лучшие времена. И это еще мягко сказано. По мнению участников рынка, стоимость строительно-монтажных работ в регионе застыла на уровне 2010 года. При этом цены на стройматериалы, технику, ГСМ и так далее за это время выросли в разы. Не говоря уж об уровне инфляции. Всё это просто убивает важнейшую отрасль территории. Также строители Камчатки озвучивают еще одну, важную на их взгляд, проблему. Некоторое время назад правительство РФ определило в Камчатском крае единого генерального подрядчика, отвечающего за всё, что связано с сейсмикой. И этим генподрядчиком стал ФГУП «ГУСС «Дальспецстрой» из Хабаровска. Так вот сейчас ряд руководителей отраслевых предприятий региона говорят примерно следующее: «варяги» определяют у нас правила игры. А мы фактически остаемся без работы. Позицию директоров камчатских компаний мы в этом номере газеты озвучим. А пока — мнение генерального директора ФГУП «ГУСС «Дальспецстрой» при Спецстрое России Юрия ХРИЗМАНА:

— Когда мне говорят, что наша компания кого-то на Камчатке лишила работы, я лишь удивляюсь. Кто конкретно из-за нас остался без объемов? И кто именно из-за нас потерял свою прибыль? Вы конкретно говорите, иначе такие слова — это пустой звук. Начну с того, что у нас на Камчатке, если не ошибаюсь, всего три субподрядчика. И ни один из них не высказывает какие либо претензии к «Дальспецстрою». Мы работаем, как и положено по закону, в рамках четких договорных обязательств. Устраивают условия, прописанные в договоре? Будем сотрудничать. Не устраивают? На нет и суда нет. Но все свои обязательства генерального подрядчика мы выполняем в полном объеме. И перед заказчиком, и перед субподрядчиками. Не говоря уж о том, что никто не мешал камчатским строителям самим участвовать в работах, связанных с сейсмикой. Они года два судились-рядились, кто и что там будет делать. И лишь потом правительство приняло решение, связанное с генподрядом. Так кто виноват в сложившейся ситуации? Теперь о том, что мы обеспечиваем субподрядчиков своими стройматериалами. Да, обеспечиваем и будем обеспечивать. Я не рискну отдать этот вопрос кому-то на откуп. Вот не рискну, и всё. Причины тут есть, и любой, кто разбирается в этом вопросе, меня поймет. Свои стройматериалы мы покупаем на оптовых рынках. И более низкую цену, а также более высокое качество кроме нас на камчатском рынке не может предложить ни один игрок. Еще момент… Средняя зарплата на Камчатке значительно выше, чем в Хабаровском крае. Плюс ко всему северный районный коэффициент в этом регионе составляет 1,8. У нас в крае — 1,3. Только в северных и приравненных к ним районах Приамурья, например в Комсомольске-на-Амуре, он равняется 1,4. И кто из нас находится…

развернуть ↓

«Российские законы не защищают дальневосточный рынок от компаний-однодневок»

Строительство невозможно вести без изысканий. Однако у изыскателей Дальнего Востока проблем хватает. Об этом нам и рассказал заместитель директора ЗАО «ПриморТИСИЗ» Аркадий ЮРТИКОВ:

— Хотелось бы начать с того, что геологические условия на Дальнем Востоке не просто особенные, они еще и обладают конкретной спецификой в каждом дальневосточном регионе. И в Приморском крае в том числе. Грубо говоря, вы бурите две скважины в десятке метров друг от друга. И они будут разными даже, что называется, по разрезу. Здесь всё другое, нежели в европейской части страны. Наша геология отличается от западной и по составу, и по свойствам, и по другим параметрам. И что получается в итоге? А я вам скажу – нередко возникают ситуации, когда тот или иной аукцион на изыскания в Приморье выигрывает фирма из другого региона. Потом эти приезжие ребята начинают бегать по Владивостоку в поисках специалистов, лаборатории, техники… И в результате отчет они делают, как говорится, на коленке. Что-то там нарисовал, сдал заказчику, получил свои деньги и уехал на малую родину. А потом уже начинает бегать сам заказчик. Мол, мне подсунули откровенную филькину грамоту. По этим изысканиям вообще работать нельзя. Такая вот история получается. Увы, российские законы не защищают дальневосточный рынок от компаний-однодневок. А страдает от этого не только бизнес, но и бюджет. И качество объектов, в конце концов. А ведь тут речь идет уже о гораздо более серьезных вещах, связанных с безопасностью. И выход из этой ситуации может быть только один. Коль скоро государство декларирует особое отношение к проблемам Дальнего Востока, значит, местным организациям необходимо предоставлять льготный налоговый режим. Именно местным, я это подчеркиваю. А вот потом пусть все компании конкурируют друг с другом на равных. То есть если московская фирма захочет работать, например, в Приморье, то она обязана будет зарегистрировать здесь свое обособленное…

развернуть ↓

«Если в табеле учета рабочего времени стоит «восьмерка», всё нормально, если меньше — никакого северного стажа»

Раньше люди, те же строители, дорожники и железнодорожники, ехали работать на Север за длинным рублем. Но эти времена давно ушли в прошлое. Средний заработок в той же Москве значительно выше, чем на Дальнем Востоке. Единственное, что может хоть как-то стимулировать дальневосточников, это ранний выход на пенсию. Однако и здесь теперь появились проблемы. Вот как обозначил ситуацию генеральный директор ОАО «Амурское предприятие промышленного железнодорожного транспорта» Владимир МЕДВЕДЬ:

— Мы уже более 15 лет работаем по сокращенной рабочей неделе и по сокращенному рабочему дню. Чем это вызвано, понятно. Хочу сказать о другом. Мы живем в районе, приравненном к районам Крайнего Севера. А это, соответственно, ранний выход на пенсию и другие надбавки. Так вот выяснилось, что наше государство приравняло северный стаж к работе с вредными условиями труда, поэтому не учитывает северный стаж при сокращенном рабочем дне. Если в табеле учета рабочего времени стоит «восьмерка», всё нормально, если меньше – никакого северного стажа. Но ведь эти льготы были специально предусмотрены для того, чтобы люди жили здесь и не искали лучшей доли. А получается, что доработала, например, женщина до 50 лет. На пенсию она, может быть, и не уйдет, а получать ее всё равно могла бы. И тут ей говорят: северного стажа у тебя не хватает, работай еще. Разве это справедливо? Человек лишился честно заработанного, у молодых нет стимула приходить в наше акционерное общество. Это что, государственная политика такая? Теперь посмотрим с другой стороны. Для трудящихся, привлеченных к работе вахтовым методом, с постоянным проживанием в более благополучных, чем наш, центральных или южных регионах России, северный стаж никто не отменял. Я больше скажу, в их северный стаж входит не только период работы, но и даже время проезда к месту работы и обратно. Такая вот возникает интересная коллизия.  

«Новый закон «О федеральной контрактной системе» может оказаться еще хуже, чем ФЗ-94»

Когда специалисты говорят о проблемах в сфере строительства, проектирования и изысканий, то на первый план выходит, мягко выражаясь, несовершенная нормативная база. Тот же печально знаменитый ФЗ-94, например, который просто ставит крест на качестве объектов. Между тем с нового года вступает в силу новый ФЗ «О федеральной контрактной системе». Так какой из этих законов лучше? С этим вопросом мы обратились к директору МУП Проектный институт «Комсомольскгорпроект» Надежде ЩЕКИНОЙ. И вот что она ответила:

— Честно говоря, ни я, ни мои коллеги ничего хорошего от нового закона не ждем. По сути, он повторяет все основные ошибки ФЗ-94. Бытует даже мнение, что станет еще хуже. Ведь в этом нормативном акте опять никто не учел самый важный момент — качество проектов и объектов. Вот что печально. Также не были обозначены и преимущества местных компаний, на что многие все-таки надеялись. А между тем мой многолетний опыт подсказывает — в своем родном городе люди работают более ответственно. Ведь они остаются здесь жить, здесь живут их родные и близкие. Им просто стыдно халтурить. А пришлые компании ничем с нашими территориями не связаны. Они сегодня здесь — завтра там. Они могут дать гарантию хоть на 25 лет, после чего спокойно расформироваться. Если же говорить непосредственно о системе распределения госзаказов, то, между прочим, при социализме было не так уж плохо. Существовали крупные строительные тресты, там были производственные и технические отделы. Качество отслеживали строго. А сейчас выиграют строители аукцион, наберут гастарбайтеров, которые и чертежи-то читать не умеют — ну и о каком качестве в таких условиях можно рассуждать? И все эти ключевые моменты в ФЗ «О федеральной контрактной системе» никто не учел. К большому сожалению.  Интервью с Надеждой Щекиной — на стр. 14

«Лакомые куски в виде строительных объемов на Дальнем Востоке и в Сибири почти всегда достаются крупным игрокам федерального рынка»

Недавно Федеральная антимонопольная служба приостановила или отменила результаты аукционов по нескольким крупным дорожным объектам в Дальневосточном федеральном округе. И среди тех, кто лишился (пока временно) права работать на автотрассах, оказались такие серьезные компании, как ООО «Стройгазконсалтинг» и ОАО «Труд». И для нашего издания это стало хорошим информационным поводом, чтобы задать нашим экспертам вопрос: может ли решение ФАС означать, что власть наконец-то повернулась лицом к проблемам регионального бизнеса? Ведь среди тех, кто свои объекты на этом же аукционе все-таки получил, оказались как раз дальневосточные организации. Свою позицию обозначил председатель Комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Государственной думы РФ Николай ХАРИТОНОВ:

— Я не знаком с данной конкретной ситуацией. И мне сложно сказать, чем руководствовалась ФАС именно в этом случае. Но для приостановки или отмены результатов конкурсов требуются веские основания. Хотя сам факт, честное слово, отрадный. Ведь практика показывает — самые, условно говоря, лакомые куски в регионах почти всегда достаются крупным игрокам федерального рынка. Коррупция тут играет свою роль или еще какие-то моменты — судить не берусь. Но это общераспространенная практика. Если где-то на аукционах разыгрывается объект с большим бюджетом — всегда проявляется интерес мощных федеральных компаний. И это ненормальная практика, поскольку местные организации работать на этом объекте всё равно будут. Но в лучшем случае на субподряде. Да еще и за копейки. А сливки снимут как раз промышленные гиганты. Я уж не говорю о том, что такие гиганты нередко привозят на Дальний Восток и в Сибирь своих субподрядчиков из своих же регионов. И вот когда мне говорят, мол, у местных предприятий просто нет ресурсов, чтобы осваивать большие объемы, я отвечаю — это чушь! Что значит нет ресурсов? Понятно, что если речь идет о крупном объекте, то ни одно предприятие своими силами не справится и обязательно привлечет субподрядчиков. Так ведь это и с федеральными структурами происходит. Они тоже не сами всё строят. Но почему-то именно таким вот игрокам рынка достаются генподряды. А с какой стати кто-то считает, что местные не смогут работать по аналогичной схеме? Я еще понимаю, когда функции генерального подрядчика выполняет государственная структура. При строительстве космодрома, например, или морского порта, или иного стратегически важного объекта. Но дорожная отрасль — это прерогатива всего рынка. И преференции…

развернуть ↓

«Вот так и хочется спросить у наших федеральных чиновников: когда же вы наведете порядок в земельном законодательстве?»

Уровень бюрократии в строительной отрасли России превышает все мыслимые пределы. Это относится и к получению соответствующих разрешений, и к отводу карьеров, и к другим вопросам. Обо всех проблемах такого рода наша газета писала не раз. А вот мнение главного инженера группы компаний «Многоотраслевого инженерного предприятия Дальнего Востока» Константина ШИВАНКО:

— Одна из основных проблем в отрасли связана с тяжеловесностью отечественного земельного законодательства. Вот я приведу вам конкретный пример. Наша компания работает на трех участках автодороги «Уссури» (Хабаровск—Владивосток). И на двух из них все обстоит нормально. Зато «отрезок пути» (км 105—км 118) мы не случайно называем «криком души». Дело в том, что проект реконструкции этого дорожного участка был разработан еще в 2007 году, то есть в соответствии с имеющимися на тот момент нормативными актами. Это — важный момент во всей нашей истории, поскольку в дальнейшем у нас менялись законы о недрах, о землепользовании, о лесопользовании и так далее. И вот возникла коллизия. Свой участок мы выиграли, как и положено, на аукционе. Но карьер, из которого мы должны были брать скальный грунт для работы на трассе, находится в так называемой «зеленой зоне», точнее, на территории защитного леса города Вяземского. Честно говоря, мы не сразу осознали всю глубину проблемы. В августе прошлого года наша техника зашла в этот карьер. Проверяющие органы отреагировали мгновенно. Технику арестовали, а на нас наложили первый штраф. Второй мы получили в ходе ликвидации чрезвычайной ситуации на автодороге «Уссури». На трассе, в ходе реконструкции, образовался затор из автотранспорта. Чтобы поправить положение, нужно было опять-таки завезти на участок скальный грунт. И мы его завезли из этого самого проблемного карьера, то есть сознательно пошли на нарушение закона. Да, ЧС мы ликвидировали. Но опять же получили при этом штраф. Чтобы решить проблему с этим карьером, мы куда только не обращались. У нас уже скопилась целая папка, состоящая из наших обращений и отписок…

развернуть ↓

Также по теме 

Темы последних номеров 

От редакции: 
Редакция бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток» на основании ФЗ «О средствах массовой информации» просит считать эту публикацию официальным запросом временно исполняющему обязанности губернатора Хабаровского края Вячеславу ШПОРТУ. Мы также просим главу нашего региона разобраться в проблеме и помочь известной дальневосточной группе компаний — ООО «МИП ДВ» на законном основании решить… читать полностью >
 
Правовое поле

Включение в реестр требований кредиторов фиктивных требований

По своей правовой природе требование о включении в реестр задолженности аналогично исковому требованию о взыскании долга по соответствующему виду договора, за тем исключением, что в первом случае в отношении… читать полностью >

 
Эра милосердия

Самое тёплое место на Полюсе холода

Без аналогов Наверное, даже не стоит говорить, какое представление складывается о детдомах у большинства людей, не имеющих к этим учреждениях никакого отношения. Картинка выводится из образа серого… читать полностью >

 
ДВ-Видение

© ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток», 2013–2017.

Официальный сайт печатного издания «Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток»
Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС77‒62577 от 31 июля 2015 года.
Все права защищены и охраняются законом. При полном или частичном использовании материалов
ссылка на Бизнес-газету «Наш регион — Дальний Восток» (http://biznes-gazeta.ru) обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.
Все замечания и пожелания присылайте на bmdv@mail.ru.
Офис редакции находится по адресу: г. Хабаровск, проспект 60-летия Октября, 210, оф. 202, 203, 204.
Следите за нами:
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru