Кризис, бизнес и ...глоток «елизовского спринта»

Можно сколько угодно выслушивать заявления высокопоставленных российских чиновников о тяжёлой, но всё-таки контролируемой экономической ситуации в стране. Можно часами изучать позиции экспертов о перспективах рынков. Можно, наконец, даже убедить самих себя, что нет поводов для пессимизма и не сегодня — завтра нефть подорожает, а вместе с этим и жизнь наладится. Однако самой взвешенной оценкой происходящего, по крайней мере, на Дальнем Востоке, в любом случае, является мнение руководителей ведущих отраслевых компаний. Это своего рода лакмусовая бумажка региональной экономики. И вот что думают по поводу кризиса наши ньюсмейкеры.

«Мы не испытываем оптимизма по поводу курса доллара — к маю рублёвая и валютная разница в ценах снивелируется»

Принято считать, что от кризиса выигрывают отечественные недропользователи. Во-первых, за счёт высокой цены на золото, а во-вторых, благодаря не менее высокому курсу доллара. Так ли это? На вопрос согласился ответить председатель артели старателей «Новая» Анатолий ТАРНАВСКИЙ:

— Определённую долю оптимизма недропользователи поначалу, действительно, испытывали. Особенно в период декабря — января, когда цена на золото поднялась до очень высокой планки, а курс доллара вообще побил все рекорды. Но выиграли от этого главным образом те компании, которые ведут золотодобычу круглогодично. А вот для предприятий, работающих на россыпях, особой пользы от этого не было — золото к тому времени мы уже сдали, так что о какой-то серьёзной выгоде речи не шло.

Теперь второй момент. Мы не испытываем особого восторга по поводу сегодняшнего курса доллара, поскольку все цены в России вообще, а на Дальнем Востоке уже ощутимо выросли. Думаю, это ощутили все. В том числе и руководители производственных компаний, ведь мы работаем в реальном секторе экономики. А к маю, по моему мнению, рублёвая и валютная разница в ценах снивелируется. Тем более мы в любом случае зависим от валюты. Могу сказать, что 70 процентов наших, скажем так, технических затрат привязаны к курсу доллара и евро. Техника, запчасти, масла — большая часть всего этого у нас именно импортного производства. Со всеми вытекающими последствиями.

И в таком формате работает большинство недропользователей. Сами понимаете, природно-климатические условия на Дальнем Востоке суровые, поэтому тут могут работать только надёжные, качественные механизмы. Даже на отечественной технике мы стараемся устанавливать импортные двигатели. Что делать, специфика территории. Поэтому расходы у нас уже ощутимо выросли, как и у всех участников рынка. И, рискну предположить, это только начало. Так что кризисные явления мы уже начинаем ощущать.

Но есть ведь ещё и другие, более чем значимые проблемы…

развернуть ↓

«Последний раз с кризисом в такой серьёзной форме мы сталкивались лет 10 назад»

В отличие от нефти, мировые цены на золото сейчас высоки, как никогда. Казалось бы, вот она — реальная возможность для государства пополнить бюджет. И дело не только в недропользовании, но и в геологоразведочных перспективах. Ведь чем больше будет открыто объектов, тем больше золота добудут отраслевые компании. Но, как выясняется, тут тоже не всё так просто. Ситуацию прокомментировал заместитель генерального директора ГУ ГГП «Якутскгеология» Александр КОЛТИН:

— Это какой-то очень странный кризис. Потому что с кризисом в такой серьёзной форме мы в последний раз сталкивались лет 10 назад. И смотрите, что сейчас получается. У нас на сегодняшний день не только нет новых объектов, но нет даже элементарной информации — а появятся ли эти объекты в принципе? По крайней мере, в обозримом будущем?

Проще говоря, вот уже начало второго квартала, а конкурсы не объявлялись. И мы не знаем, появятся ли у нас геологоразведочные работы, финансируемые из госбюджета. А если появятся, то в каком объёме. Я вам могу привести весьма показательные цифры. В прошлом году, в рамках выполнения ГРР, наше предприятие освоило 1 миллиард 434 миллиона рублей. Не запредельный, кстати, показатель, но работать было можно. А в этом году на аналогичные цели предусмотрено всего 987 миллионов, то есть только прямые финансовые «минусы» составили без малого полмиллиарда рублей. Хотя мы планировали привлечь ещё, как минимум, 350 миллионов бюджетных средств, выделенных непосредственно на ГРР.

Но уже можно констатировать — этих денег, скорее всего, в текущем году мы не увидим. Конкурсы пока никто не объявлял, и неизвестно, когда они будут объявлены. По этому поводу никакой информации у нас нет. А ведь речь идёт о проблеме государственной значимости, поскольку без новых объектов о каком-то перспективном развитии недропользования даже рассуждать не приходится.

И ещё момент. Хотелось бы отметить, что если вопрос с ГРР затянется, отрасль ждут крайне непростые времена. Даже если конкурсы в конце концов объявят, это лишь уменьшит объём потерь. Поскольку геология — это не торговый бизнес, который можно когда хочешь открыть, а когда понадобится — приостановить…

развернуть ↓

«В связи с кризисом люди вообще перестают платить за услуги ЖКХ, и эти проблемы только нарастают»

Когда любой человек начинает испытывать какие-то финансовые трудности, то он, в любом случае, отказывается от части своих традиционных затрат. Но если от покупки продуктов или лекарств отказаться невозможно, то можно сэкономить на чём-то другом. И так уж получается, что в России в период кризисов население перестаёт оплачивать услуги ЖКХ. Это — данность, никуда от неё не денешься. Вот что рассказал нам директор управляющей компании «Диалог» из Ленского района Республики Саха (Якутия) Сергей ПУШКАРЁВ:

— Ситуация с должниками у нас сложилась, без преувеличения, ужасающая. Если до недавнего времени мы говорили о том, что свои финансовые обязательства не выполняют порядка 15 процентов жильцов, и это катастрофа, то сейчас мы поняли — это была просто радужная картина. Сейчас, что называется, «за квартиры» не платят более половины собственников. Более половины должников, можете представить? Как работать в таких условиях? Пробуешь выстроить с населением нормальный диалог и объяснить, что не можешь обслуживать жилфонд без денег, и слышишь в ответ — а у нас нет возможностей платить по долгам. Вот нет, и всё! Без комментариев.

И ведь никаких рычагов воздействия у нас на них нет. Пытаемся привлечь к работе с должниками администрацию города Ленска, но безрезультатно. Видимо, чиновники не хотят портить отношения с населением и идти на какие-то непопулярные меры. Это, так сказать, нецелесообразно с политической позиции. Но в наше-то положение тоже надо войти. Мы просто не в состоянии выполнять свои обязательства, если половина собственников жилья по своим платежкам не рассчитывается. Судиться с должниками? Судимся! А что толку? Что можно взыскать с человека, у которого официально ничего нет? Да и судебные приставы тут действуют не слишком активно.

Вот такая история получается. Кризис до нас не просто дошёл, он по нам уже катком проехался. И что будет дальше, даже страшно представить.

«Тарифы мы защищали с учётом старых цен и прежнего валютного курса, и это для нас серьёзная проблема»

Эксперты рынка не раз предупреждали — большая часть энергетического оборудования и комплектующих поставляется в Россию из-за рубежа. Поэтому сегодняшний кризис отразится в первую очередь на энергоотрасли. Похоже, самые пессимистические прогнозы начинают сбываться. Проблему обозначил генеральный директор ООО «Сахалинская газовая энергетическая компания» Сергей БОЧАРОВ:

— Начну с того, что построенные нами мини-ТЭЦ на 90 процентов оснащены зарубежным оборудованием. В частности, наши газопоршневые машины произведены в США, пиковые котлы — в Германии, задвижки и прочие комплектующие — в других европейских странах. Разумеется, за всё это мы платили в долларах и евро. Но ведь любое оборудование нуждается в ремонте, в том числе и капитальном. Поэтому запчасти мы покупаем, разумеется, за границей. И конечно же, по тому валютном курсу, который существует на сегодняшний день.

Но дело-то не только в ценовом удорожании. Ситуация ещё более проблематична, поскольку свои тарифы мы защищали в РЭКе ещё в 2014 году, с привязкой к прошлогодней экономической ситуации. Иначе и быть не может, ведь комитет по тарифам и ценам не интересует прогнозируемая инфляция и валютный курс будущего года. Всё это — наши риски. А теперь мы со всеми этими негативными ситуациями и начали сталкиваться.

Могу сказать, что наши затраты увеличились примерно в два с половиной раза. Поскольку именно в два с половиной раза, в нашем случае, и выросли цены. При этом взять кредит тоже стало крайне проблематично, ведь многие банки кредиты теперь не выдают в принципе либо выдают под запредельные проценты. Вот такой он, сегодняшний кризис. Думаю, я ответил на ваш вопрос.

«Наша компания загружена работой на 15–20 процентов, и выход у нас один — сокращать коллектив»

Очевидный факт — в основе экономики любого строительного или дорожного предприятия находятся аукционы. Принцип простой: состоялись торги — есть работа, не состоялись — работы не предвидится. Можно, конечно, рассчитывать на субподряды, но и они, ясное дело, также связаны с размещением заказов на аукционных площадках. И что происходит сейчас у транспортных строителей Дальнего Востока? На этот вопрос мы попросили ответить исполнительного директора одной из крупнейших отраслевых компаний — ЗАО «Асфальт» Александра ОВЧИННИКОВА:

— Наша основная проблема — отсутствие новых объектов. Более того, в этой связи мы даже не можем рассчитывать на какую-то хотя бы приблизительную конкретику, то есть мы не знаем, когда именно и в каком объёме будут проводиться торги. Но по некоторой информации, это может случиться не раньше сентября этого года. Да и то не факт. Поэтому сейчас наша компания загружена работой на 15–20 процентов. И выход у нас один — сокращать коллектив.

А что делать? Другого способа сократить расходы, при минимизации производственных объёмов, у нас просто нет. Чтобы не быть голословным, приведу конкретные показатели. До недавнего времени у нас на предприятии работали в общей сложности 1 тысяча 200 человек. Многие — по двухлетним и трёхлетним договорам. Такую схему, кстати, используют многие дорожные организации, поскольку все мы привязаны к срокам исполнения контрактов.

Но с учётом того, что работа у нас была, мы автоматически пролонгировали эти самые двухлетние и трёхлетние договоры, соответственно эти работники были фактически полноправными членами нашего коллектива. И вот сейчас мы вынуждены расторгать со многими из них трудовые соглашения. Поскольку новых строек у нас нет, мы не в состоянии обеспечить сотрудников работой, а соответственно и зарплатами. В общей сложности под сокращение (хотя официально речь идёт просто о непродлении договоров) попало около 400 человек, то есть треть специалистов. Сами понимаете, это довольно серьёзный показатель.

Да, расставаться с людьми для нас непросто. Как по живому резать приходится. Но другого выхода тут и быть не может — объёмов-то у нас нет, и неизвестно, когда они появятся. Теперь мы пытаемся всеми силами сохранить оставшийся коллектив. Вот что такое для нас кризис.

«Долги нарастают: заказчики должны генподрядчикам, генподрядчики — проектировщикам, ну и так далее»

Любая экономическая нестабильность обязательно сопровождается неплатежами. И сегодняшний кризис исключением не стал. Скорее, наоборот — долги накапливаются с катастрофической скоростью. И к чему это приведёт, можно только догадываться. Суть проблемы — в комментарии генерального директора АО «Комсомольсктисиз» Сергея МЕЛЕШКО:

— Кризис на нашей отраслевой деятельности, конечно же, сказывается. И это касается в первую очередь неплатежей. На сегодняшний день общая сумма задолженности перед АО «Комсомольсктисиз» составляет несколько миллионов рублей. Для регионального проектного института это, сами понимаете, довольно внушительный показатель. Но своих должников нам винить не приходится, ведь они оказались примерно в такой же ситуации. Им за выполненные работы должны заказчики, ну а они, в свою очередь, задолжали нам, проектировщикам.

Для нас это проблематично вдвойне, поскольку теперь мы не имеем возможности создавать нормальные финансовые условия для своих специалистов. Ведь профессионалы в области проектирования на вес золота, их нужно поддерживать достойными зарплатами. Иначе люди станут искать для себя другую работу. Цены растут буквально на всё, а доходы остаются на прежнем уровне, и это ещё в лучшем случае. А как удержать человека, если денег нет? Причём не только на зарплату, но и вообще на поддержание института в нормальном состоянии? Ведь серьёзно подорожали даже запчасти для автотранспорта, а это также ощутимый удар по нашей работе. Да и всё остальное в цене выросло. Так что кризис до нас уже дошёл.

Также по теме 

Темы последних номеров 

 
Правовое поле

Если нарушитель закона — власть?

В этой связи в ст. 15 Федерального закона РФ «О защите конкуренции» установлен запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) различных органов власти. В примерный перечень… читать полностью >

 
Эра милосердия

Самое тёплое место на Полюсе холода

Без аналогов Наверное, даже не стоит говорить, какое представление складывается о детдомах у большинства людей, не имеющих к этим учреждениях никакого отношения. Картинка выводится из образа серого… читать полностью >

 
ДВ-Видение

© ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток», 2013–2017.

Официальный сайт печатного издания «Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток»
Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС77‒62577 от 31 июля 2015 года.
Все права защищены и охраняются законом. При полном или частичном использовании материалов
ссылка на Бизнес-газету «Наш регион — Дальний Восток» (http://biznes-gazeta.ru) обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.
Все замечания и пожелания присылайте на bmdv@mail.ru.
Офис редакции находится по адресу: г. Хабаровск, проспект 60-летия Октября, 210, оф. 202, 203, 204.
Следите за нами:
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru