Острые вопросы островной экономики

Наша очередная командировка на Сахалин получилась насыщенной, как никогда. И дело даже не в количестве встреч с участниками рынка, а в той проблематике, которая проявлялась на этих встречах. Руководители многих промышленных компаний (особенно рыбных и угольных) буквально в один голос говорили: мы не можем нормально работать. Хотя и технический, и кадровый потенциал нам это позволяет. Но в силу разных причин (и причины эти можно, что называется, прочувствовать, прочитав опубликованные в номере материалы) возможностей для нормальной работы нет. Не говоря уж о каком-то развитии. Впрочем, у чиновников по этому поводу своё мнение.

«В течение многих лет мы говорим властям Сахалинской области об отсутствии технической политики в коммунальной энергетике региона, но нас не слышат»

Наша газета не раз рассказывала о ситуации, сложившейся вокруг мини-ТЭЦ в Долинске. По мнению специалистов, эта стройка давно превратилась в настоящую «чёрную дыру», куда за 11 лет «провалилось» порядка 6 миллиардов рублей. При этом объект до сих пор так и не сдан в эксплуатацию. Более того, возникают резонные сомнения, что отопительный сезон для жителей района пройдёт без сбоев. И вот что показательно. Все попытки одного из ведущих дальневосточных отраслевых специалистов — директора Института коммунальной энергетики Владимира РОМАШЕВА достучаться до власти закончилась плачевно… для самого Владимира РОМАШЕВА. Ему и слово:

— Хотелось бы начать не с Долинска и не с моих проблем, а, я бы сказал, с чрезвычайно важного в нашем случае базового аспекта. Я имею в виду отсутствие технической политики в коммунальной энергетике и ЖКХ. Об этом я уже говорил и писал столько, что и повторяться бы не хотелось. Но и не повторяться нельзя.

А всё началось ещё в 2009 году, когда был принят ФЗ-261 «Об энергосбережении». У меня есть все основания полагать, что для разработки этого нормативного акта были включены ресурсы некоторых так называемых лобби-менеджеров, продвигавших не отечественные, а зарубежные интересы. Достаточно посмотреть, что такое компания «Карана-Корпорейшн».

В итоге получилось следующее — по своему составу и содержанию этот закон не имеет никакого отношения к России. Как известно, теплоснабжение в нашей холодной стране (особенно в её дальневосточной части) централизованное и осуществляется от котельных и ТЭЦ. А в данном ФЗ даже само слово «теплоснабжение» носит случайный характер. И применяется лишь, когда речь идёт о тарифах и счётчиках. О какой технической политике можно рассуждать, если даже в законе проигнорированы ключевые технические вопросы?

До 1991 года стратегия и тактика коммунальной энергетики находилась под контролем государства. Была система, был порядок, было с кого спросить. Пишу об этом уверенно, поскольку из 58 лет работы по специальности почти полвека я трудился на Северо-Востоке страны, пропустил через себя множество сложнейших ситуаций, возникавших не только на Сахалине, но и в Сибири, в Якутии, на Колыме и на Чукотке. Да, был жёсткий порядок.

Однако сегодня система централизованного теплоснабжения (СЦТ) особенно в малых городах и посёлках городского…

развернуть ↓

«Если не считать нефтегазовую отрасль, то основа экономики нашего региона — это рыбохозяйственный комплекс»

Губернатор Сахалинской области Олег КОЖЕМЯКО согласился ответить на вопросы бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток». И вот что показательно. Глава территории обозначил несколько промышленных приоритетов. Среди них — добычу и переработку рыбы, а также угольное направление. Однако именно эти отрасли, по мнению многих наших ньюсмейкеров, являются здесь наиболее проблемными. Ну а теперь слово самому губернатору:

— Как руководитель территории буду говорить, в первую очередь, на языке цифр. Это, в моём понимании, наиболее предметный разговор. Итак, рыбохозяйственный комплекс Сахалинской области является основой экономики нашего островного региона после нефтегазовой отрасли. Его доля в объёме промышленного производства составляет около 4 процентов.

Также могу сказать, что начиная с 2014 года по объёмам добычи свежей рыбы наши отраслевые компании занимают первое место на Дальнем Востоке. Среди других субъектов ДФО, разумеется. Если же продолжить сравнивать, то по производству консервов мы находимся на втором месте, а по выпуску пищевой рыбной продукции — на третьем.

Теперь — ещё более конкретные показатели. Говорить об итогах 2016 года ещё рано. Поэтому остановимся на прошлогодних результатах. Могу констатировать, что в 2015 году нашими отраслевыми компаниями было добыто почти 720 тысяч тонн рыбы и морепродуктов. Это в основном минтай, треска, сельдь, камбала, навага, терпуг, сайра, тихоокеанский лосось и краб. При этом добычей биоресурсов у нас стабильно занимается 925 предприятий различной формы собственности, из которых более 300 компаний имеют ещё и свою переработку.

И вот ещё один показатель — в прошлом году нашими отраслевыми организациями было произведено, переработано и законсервировано свыше 516 тысяч тонн различной продукции. Среди предприятий, постоянно наращивающих свой технический потенциал по хранению продукции, — ООО «Янтарное», ООО «Песчаное», ООО РПК «Кардинал», ЗАО «Скат-2», ООО «Инма», ООО «Зюйд Вест» и другие. Что же касается ВРП, то здесь рыболовство и переработка соответствующей продукции…

развернуть ↓

«Мы наблюдаем показательную картину — на основании заключений так называемой науки чиновники принимают губительные для отрасли решения»

Никаких позитивных изменений для сахалинских рыбаков пока нет. И при том подходе к развитию отрасли, который наблюдается в последние годы, — не предвидится. Потому что тут совокупность двух факторов — непрофессионализм тех, кто обязан заниматься этим вопросом, и корыстный интерес конкретных руководителей. Это мнение председателя Ассоциации рыбопромышленников Анивского района Анатолия КОБЕЛЕВА:

— В интервью вашей газете и другим СМИ я не раз говорил и готов повторить в очередной раз — команда экс-губернатора Сахалинской области Александра ХОРОШАВИНА умудрилась довести нашу отрасль до крайности. Но самое печальное заключается в том, что каких-то изменений в лучшую сторону нет и сейчас. По сути, мы наблюдаем показательную картину: на основании заключений нашей «науки» (намеренно произношу это слово в кавычках) чиновники принимают странные решения.

То вдруг выясняется, что ситуация с кетой у нас плачевная, поэтому ловить её могут лишь те, кто и выпускает мальков, то есть рыбоводные заводы. Хотя в законе чётко сказано, что кета — это федеральный ресурс. Далее, наши руководители начинают придумывать новые термины, например, «шляпа», которые позволяют сократить количество тех, кто допущен к процессу добычи лососёвых. И тут же вводятся новые препоны для рыбаков, в виде рыбоучётных заграждений (РУЗ). Что в итоге? А в итоге, нерестилища пустеют, браконьеры жиреют, легальные рыбопромышленники (особенно из разряда малого и среднего бизнеса) разоряются. Чего не скажешь о крупных компаниях, они-то как раз остаются в выигрыше.

Что делать в таких ситуациях? Да в первую очередь дать шанс рыбе войти в реки. И охранять наши водоёмы не на бумаге, а на деле. Вот два момента, которые и должны стать ключевыми. Но пока мы наблюдаем, как власть осуществляет поддержку рыбоводных заводов.

Хорошо, задам чиновникам встречный вопрос: вот вы их поддерживаете, а рыба-то где? Где она, та самая кета, которая якобы после этого должна была появиться в больших объёмах? А её нет. Раньше — да, она была, потому что никаких «шляп» не существовало. Всё работало согласно…

развернуть ↓

«Мы обследовали несколько рек — рыбы там мало, и причина нам известна»

Региональная общественная организация «Экологическая вахта Сахалина» на Дальнем Востоке известна многим. Она действительно приносит реальную пользу, поскольку её отчёты тщательно взвешены и обоснованы. И вот недавно специалисты этой структуры провели исследования участков нижнего течения пяти нерестовых рек, впадающих в озеро Тунайча. Подробности — в комментарии руководителя РОО «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрия ЛИСИЦЫНА:

— Мы провели серьёзную работу на пяти реках — Комиссаровка, Каменка, Казачка, Шпаковка и Рысь. И могу сказать, почти везде мы наблюдали одну и ту же картину. Кета туда заходит либо штучно, либо вообще не заходит. Исключение составляет, пожалуй, только Шпаковка. Там рыба ведёт себя довольно активно.

Но это также не спасает ситуацию, поскольку активного хода вверх по реке не наблюдается. Заполнение нерестилищ в этом случае не превышает 20 процентов. Свою роль здесь сыграл Охотский ЛРЗ, расположенный на реке Ударница, устье которой находится всего лишь в 7 километрах от устья Шпаковки. В итоге искусственно выведенная рыба стремится в Ударницу и вверх по Шпаковке не поднимается. Отсюда и незаполненные нерестилища.

Что же касается остальных рек, то там, повторюсь, кеты крайне мало. Причина первая — браконьеры, безжалостно вычерпывающие водоёмы. Причина вторая — рыбоучётное заграждение (РУЗ), которое перекрывает протоку Красноармейскую в районе мыса Бауэра. Из-за этого и происходит изъятие всей заходящей в озеро кеты. Поэтому мы считаем, что нужно немедленно снять РУЗ. И не устанавливать его в дальнейшем. Это позволит восстановить дикую популяцию кеты. Ну и, конечно же, требуется усилить борьбу с браконьерами.

«Все рыбопромысловые участки в нашем регионе давно распределены, и это проблема как для нас, так и для участников рынка»

Многие руководители рыболовецких компаний Сахалина буквально в один голос говорили о серьёзной отраслевой беде — сырьевых объёмов здесь катастрофически не хватает. И это сказывается как на промышленном потенциале самих предприятий, так и на экономике в целом. Это касается, в первую очередь, кеты, поскольку перечень тех, кто может её ловить, в последние годы сильно ограничили. По принципу — раз рыбоводные заводы выпускают мальков, значит, они и могут участвовать в этом процессе в первую очередь. Что с этим всем делать? Вот — позиция руководителя Сахалино-Курильского территориального управления Росрыболовства Александра ТАРАТЕНКО:

— Могу сказать совершенно точно, все рыбопромысловые участки (РПУ) в нашем регионе давно распределены. Даже в районе Шикотана. И это большая проблема как для нас, так и для участников рынка. Сейчас мы даже не можем удовлетворить потребности тех, кто намерен заниматься любительской рыбалкой, не говоря уж о промышленном рыболовстве. При этом некоторые компании, обладающие РПУ, уже не раз меняли хозяев. Закон не позволяет перепродавать участки. А вот предприятия с участками — вполне. Так что я понимаю обеспокоенность рыбаков, у которых снижаются объёмы. Но ничего сделать тут нельзя. Тем более что РПУ распределялись на достаточно длительный период.

Пересматривать итоги торгов невозможно, законных прав для этого нет. Выход один — покупать компании с РПУ. Пока только так. Теперь — о рыбоводных заводах. У нас довольно большое количество таких предприятий, из них 11 — государственные. И когда решался вопрос о кете, то есть о том, кто имеет на её вылов первоочередное право, учитывались рекомендации СахНИРО. Именно учёные на основании своих исследований и обрисовали сложившуюся ситуацию. У чиновников не было и нет оснований для недоверия к науке. Вот поэтому и была принята концепция так называемой «шляпы».

Я государственный человек, и моя задача — выполнять нормы закона. Хотя если уж брать во внимание моё личное мнение по этому поводу, то могу сказать: на прошедшем во Владивостоке заседании Дальневосточного научно-промыслового совета я был единственным, кто предлагал расширить перечень тех, кто может ловить кету, выпущенную с рыбоводных заводов. Никто больше эту позицию не поддержал.

Впрочем, давайте не станем сейчас говорить о том, что государственные органы…

развернуть ↓

Также по теме 

Темы последних номеров 

От редакции:
— Почему компания «Углегорскуголь» остается без ресурсов? По мнению генерального директора предприятия Валерия МЕЙЕРА, представители агентства Роснедра создают условия для того, чтобы запасы угольного участка «Юбилейный» отошли другим участникам рынка. Даже после того, как ООО ООО «Эс Ай Трейдинг» («дочка» ООО «Углегроскуголь») стала победителем конкурса, чиновники потребовали отменить… читать полностью >
 
Правовое поле

Связь без права передачи

Доступ к этому благу цивилизации требует определённых физических устройств — телекоммуникационного оборудования, проводов, которые провайдеры в целях обеспечения доступа абонентов к Интернету устанавливают… читать полностью >

 
Эра милосердия

Артём рисует космос

Артём учится во втором классе, так как пошёл в школу позднее своих сверстников. Но «пошёл» — не совсем правильное слово, к нему учителя ходят домой. И Артём, несмотря на то, что учится… читать полностью >

 
ДВ-Видение

© ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток», 2013–2017.

Официальный сайт печатного издания «Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток»
Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС77‒62577 от 31 июля 2015 года.
Все права защищены и охраняются законом. При полном или частичном использовании материалов
ссылка на Бизнес-газету «Наш регион — Дальний Восток» (http://biznes-gazeta.ru) обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.
Все замечания и пожелания присылайте на bmdv@mail.ru.
Офис редакции находится по адресу: г. Хабаровск, проспект 60-летия Октября, 210, оф. 202, 203, 204.
Следите за нами:
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru