Май, труд, банкротство!

    Только за последний год многие крупные промышленные предприятия восточной России либо вообще перестали существовать (обанкротились), либо находятся в крайне тяжёлой экономической ситуации. Примеров хватает — это и ООО «МИП Дальний Восток», и ОАО «Дальмостострой», и ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания», и ООО НПО «Мостовик» и многие другие.    Как говорят эксперты, причины всех проблем заключаются, во-первых, в крайне непрозрачной системе работы на грандиозных стройках типа подготовки к саммиту АТЭС или космодрома Восточный, а во-вторых, явно коррупционной схеме распределения государственных заказов. Да и самих торгов в последнее время стало в разы меньше, чем раньше. Всё это и подорвало позиции крупного производственного бизнеса. Немногим лучше чувствуют себя и строительные, а также дорожные предприятия, относящиеся к сегменту среднего бизнеса, ранее работавшие на субподрядах у ведущих игроков регионального рынка. Что не удивительно — не стало работы у генподрядчиков, нет объёмов и у всех остальных. А теперь — мнения наших ньюсмейкеров.

«Работой мы обеспечены только на лето, да и то на 40 процентов, а дальше — перспективы туманные»

Мостостроительные компании испытывают в последние годы серьёзные сложности. В том числе и те, которые ещё недавно занимали более чем серьёзные позиции на отраслевом рынке региона. Какие-то предприятия обанкротились, какие-то находятся под внешним наблюдением, какие-то едва сводят концы с концами. И даже те организации, которые пока ещё имеют заказы, уже задумываются о последствиях. Вот что рассказал нам генеральный директор ООО «Мостоотряд-43» Пётр МАЙСТРЕНКО:

— Наше предприятие обеспечено работой на летний период, да и то процентов на сорок, а вот дальше перспективы у нас туманные. Да, если будет финансироваться проект «БАМ-2», то мы можем получить более или менее серьёзные заказы. Всё-таки железнодорожное строительство подразумевает сооружение мостов, соответственно, найдётся применение и нашим производственным силам. Но это, повторюсь, лишь в том случае, если соответствующая инвестиционная программы будет реализовываться. Сами понимаете — в период кризиса надеяться на это можно лишь с определёнными оговорками.

   Пока же мы работаем на проезжей части мостов на автомобильных трассах. Это, конечно, не те объёмы, под которые «заточена» наша организация. Наш производственный потенциал позволяет выполнять гораздо более масштабные задачи. Но, увы, приходится довольствоваться тем, что есть. Да и вообще ситуация с мостостроительными компаниями на Дальнем Востоке сложилась, как известно, плачевная.

   Конечно, региональные власти должны поддерживать собственных производственников. Ведь мы часто наблюдаем ситуации, когда на дальневосточный рынок выходят те же московские компании. И о системе распределения крупных государственных заказов в нашей стране я, если честно, даже говорить не хочу. Это и так всем известно. Но в итоге региональный производственный бизнес испытывает более чем серьёзные трудности.

«Привычная картина нашего времени — компании банкротятся, специалисты уходят, население нищает»

В строительстве нет системности, и это крайне негативно отражается на деятельности всех отраслевых организаций. А по большому счёту и на всей экономике. Именно эти проблемы обозначил в своём комментарии директор сахалинского предприятия — ООО «Строитель XXI» Юрий КУЗНЕЦОВ:

— Могу сказать на примере своей компании — наши работники в течение вот уже пяти с половиной месяцев находятся в отпуске без содержания. Другого выхода у нас просто нет, поскольку нет и заказов. По крайней мере, с начала года и до последнего времени аукционы в нашем регионе не проводились. Зато в конце года торги, я думаю, будут объявлены. В итоге сложится ситуация, когда за несколько недель, если не дней, производственникам предложат освоить многие миллионы рублей, заложенных в бюджет года текущего. И начнётся привычная гонка — заказчики и подрядчики будут дрожать в ожидании визита сотрудников прокуратуры, которые станут интересоваться: а как можно качественно выполнить работы за считанные дни?

   Это я условно сейчас говорю, но специалисты меня поймут, поскольку в большинстве регионов ситуация схожая. А вообще основная проблема заключается в отсутствии отраслевой системности, точнее плановости. Все так называемые трёхлетки существуют только на бумаге, а в отрасли царит хаос. В результате мы наблюдаем привычную картину нашего времени — компании банкротятся, специалисты уходят, население нищает. Причём это не просто отдельные случаи, а тенденция. У нас, производственников, нет никакой возможности думать о развитии. Какое развитие, когда даже крайне необходимое для дальнейшей работы обновление парка техники для многих строительных структур — непозволительная роскошь, дай бог зарплату людям заплатить.

    Кстати, о зарплате в строительстве можно говорить долго. Это вообще предмет отдельного разговора. Мы тут проанализировали Федеральные элементные расценки (ФЭРы), действующие с 1 января 2015…

развернуть ↓

«Региональные промышленные мощности на Дальнем Востоке просто уничтожаются»

В период любого кризиса в первую очередь страдают инвестиционные проекты. Что в определённой степени объяснимо. Становится меньше денег — становится меньше строек. Но это — лишь верхушка айсберга. Основная проблема заключается в том, что государство не только не поддерживает производственные компании территорий, хотя имеет для этого все возможности, оно ещё и создаёт условия, при которых местный бизнес обрекается на гибель. Примерно такую позицию обозначил один из самых известных в регионе транспортных строителей, депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) Александр ДУДНИКОВ:

— Кризис — это, действительно, почти автоматическая минимизация инвестиционных проектов. По принципу: становится меньше денег — становится меньше строек. И это нужно воспринимать как данность. Другое дело, что государство могло бы реально поддержать своих производственников. Поддержать объёмами, поддержать заказами. Все возможности для этого есть. Однако вместо этого мы наблюдаем картину, при которой промышленные мощности на Дальнем Востоке просто уничтожаются.

   Я вам приведу пример, не связанный с кризисом. Но при этом он чрезвычайно показателен. На строительстве железной дороги Беркакит — Томмот — Якутск (Нижний Бестях) было задействовано множество компаний, как крупных, так и средних. Причём подавляющее большинство из них — это были именно местные предприятия. И вот стройка завершилась. Казалось бы, что делать? Объект сдали, но предприятия-то остались. Реально работающие предприятия, с большим отраслевым опытом, со штатами квалифицированных специалистов, с хорошей техникой. Где можно было применить этот мощный потенциал? Ответ лежал на поверхности — на строительстве, реконструкции и ремонте федеральных автодорог.

По сути, работы хватило бы на всех, тем более что в России действуют достаточно мощные дорожные программы. Но что получилось в итоге? А в итоге основные объекты на федеральных трассах достались пришлым компаниям, тому же «Стройгазконсалтингу», тому же «Труду».

   Я не хочу сейчас высказывать предположения, каким образом это произошло. Участники рынка меня и так поймут.…

развернуть ↓

«К нашему счастью, мы не работаем с государственными заказами»

Впрочем, есть на Дальнем Востоке предприятия, которые вообще не имеют отношения к распределению бюджетных средств. Поэтому и проблемы у них другие. Их и обозначил директор якутской группы компаний ООО «Утум +» Олег КАРАМЗИН:

— К нашему счастью, мы не работаем с государственными заказами. Наша группа ориентирована на частных клиентов. По принципу — сами проектируем объекты, сами строим, сами продаём. Поэтому и проблем с аукционами у нас нет. Зато проявляется другая беда ё в связи с кризисом многие банки ужесточили требования к заёмщикам. В итоге те же ипотечные кредиты, например, в Якутске выдаются теперь крайне неохотно. А ипотека — одна из основных систем, по которой мы работаем в качестве застройщиков.

   Судите сами, в прошлом году с января по май по ипотечным схемам мы продали порядка 30 квартир. А в году текущем речь идёт то ли о пяти, то ли о шести квартирах, точно не помню. Разница очевидна. Вот это для нас действительно проблема. Хотя страдают-то главным образом простые люди, поскольку накопить деньги на собственное жильё могут единицы. Тем более в период кризиса. Самым доступным вариантом в этой связи была и остаётся ипотека.

   И вот теперь сложилась показательная ситуация: мы построили жильё и готовы его продать, человек готов его у нас купить, а банкиры говорят: нет, мы денег не дадим! Я понимаю, что у представителей финансовых институтов есть своя логика, они боятся увеличения объёма «плохих» кредитов. Но без развитой ипотечной системы о решении жилищной проблемы в регионе не может быть и речи.

«Хотите — верьте, хотите — нет, но у нас на торгах цены сбивают даже на 90 процентов»

Демпинг на аукционах превышает все разумные пределы. И вот что показательно. По замыслу авторов ФЗ-44, ценовое падение должно было ограничиться 25 процентами. Однако этого не произошло. Вот как комментирует ситуацию директор благовещенской проектно-изыскательской компании — ООО «Азимут» Зайнап БУЛЫШЕВА:

— Наступил май, соответственно, начался полноценный строительный сезон. Но мы этого не ощущаем, поскольку заказов у нас практически нет. С начала года мы выиграли лишь один конкурс на проектирование ремонтных работ на автодороге при подъезде к аэропорту. Да и тут нам пришлось здорово снизить цену на аукционе. Примерно на 33 процента. Если говорить о конкретных деньгах, то изначальная стоимость государственного заказа в этом случае составляла около 12 миллионов рублей, а в итоге цена упала до менее чем 8 миллионов.

    Такая вот картина. Причём иного выхода, кроме как «ронять» цену, у нас не было — на торгах присутствовало порядка 10 участников и практически все были готовы биться за объект до последнего. А что делать? Заказов-то нет, и неизвестно, когда состоятся следующие торги. Вот и выходят на рынок Амурской области игроки из Москвы, Санкт-Петербурга, Центральной России, Сибири… И я не представляю, как бы они работали за минусом 33 процентов от стартового ценника. Мы ведь почему пошли на такое понижение? Да потому, что живём и работаем непосредственно здесь, в Благовещенске. У нас многие расходы автоматически минимизируются. А как бы сюда приехали работать за эти деньги те же москвичи, я просто не представляю.

    Впрочем, что касается демпинга, то 33 процента — это в нашем регионе далеко не предел. Я вам приведу ещё более показательный пример. Помимо проектирования наша компания занимается ещё и кадастровыми работами. И вот у нас разыгрывался объект, с условным названием «Гильчинская мелиоративная…

развернуть ↓

Также по теме 

Темы последних номеров 

 
Правовое поле

Включение в реестр требований кредиторов фиктивных требований

По своей правовой природе требование о включении в реестр задолженности аналогично исковому требованию о взыскании долга по соответствующему виду договора, за тем исключением, что в первом случае в отношении… читать полностью >

 
Эра милосердия

Самое тёплое место на Полюсе холода

Без аналогов Наверное, даже не стоит говорить, какое представление складывается о детдомах у большинства людей, не имеющих к этим учреждениях никакого отношения. Картинка выводится из образа серого… читать полностью >

 
ДВ-Видение

© ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток», 2013–2017.

Официальный сайт печатного издания «Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток»
Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС77‒62577 от 31 июля 2015 года.
Все права защищены и охраняются законом. При полном или частичном использовании материалов
ссылка на Бизнес-газету «Наш регион — Дальний Восток» (http://biznes-gazeta.ru) обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.
Все замечания и пожелания присылайте на bmdv@mail.ru.
Офис редакции находится по адресу: г. Хабаровск, проспект 60-летия Октября, 210, оф. 202, 203, 204.
Следите за нами:
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru