Главная тема

Главная тема 

SOS — правосудие тонет!

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 05 (135), май 2018

В апреле исполнилось три года со дня гибели в Охотском море траулера «Дальний Восток». Эта трагедия унесла жизни 69 моряков. Ничего подобного в истории отечественного рыболовного флота не было в течение полувека. Поэтому неудивительно, что к катастрофе до сих пор приковано внимание людей в самых разных уголках мира. Но ужас ситуации заключается ещё и в другом — за гибель «Дальнего Востока» ответили невиновные. За решёткой оказались пять человек. Ни один из которых не имеет никакого отношения к апрельской трагедии 2015 года. При подготовке этого материала мы изучили множество документов. Мы познакомились со свидетельскими показаниями выживших членов экипажа. Мы узнали мнение экспертов. И даже в суде апелляционной инстанции на Сахалине нам удалось побывать. Поэтому вывод о невиновности подсудимых — не пустой звук.

Накануне трагедии

Большой автономный траулер морозильный (БАТМ) «Дальний Восток», принадлежащий компании ООО «Магеллан», весной 2015 года вёл промысел в Охотском море. А за три месяца до этого капитан «Дальнего Востока» Анатолий БОРИСОВ передал командование судном своему коллеге — капитану Александру ПРИТОЦКОМУ. Всё это было, как и положено, оформлено соответствующим актом, который есть в уголовном деле. И НИКАКИХ ВОПРОСОВ к техническому состоянию траулера ни у кого НЕ ВОЗНИКЛО. Это — один из самых важных моментов во всей истории. Поэтому просим запомнить — Борисов к моменту катастрофы не имел НИКАКОГО отношения к траулеру.

Второе — накануне того, как капитан Борисов списался на берег, а именно в январе 2015 года, «Дальний Восток» под его управлением успешно выдержал сильнейший шторм при переходе из Владивостока в район промысла. То есть судно было в полном порядке. Что подтверждается ещё одним фактом — после ремонта БАТМ осматривали десятки специалистов, как это всегда и делается в аналогичных случаях. И все они признали — «Дальний Восток» ПОЛНОСТЬЮ СООТВЕТСТВОВАЛ ВСЕМ ТЕХНИЧЕСКИМ ТРЕБОВАНИЯМ И НОРМАМ БЕЗОПАСНОСТИ. И судовладельцы даже немного перестраховались, поэтому на судне было около 200 гидрокостюмов и спасательных жилетов на 132 члена экипажа. Не считая спасательных плотов, которые также были в избытке. Все эти свидетельства опять-таки есть в уголовном деле. Запомним и это!

Более того, накануне выхода в последний рейс из Владивостока были сделаны профессиональные снимки траулера в отличном разрешении, на которых видно — в бортах «Дальнего Востока» НЕТ НИКАКИХ «дополнительных отверстий». Почему мы вообще об этом пишем? Да потому, что сведения об этих «отверстиях» сыграли в нашей истории роковую роль.

Итак, подытожим: капитан Борисов на момент трагедии уже давно не был капитаном БАТМ «Дальний Восток». А сам траулер находился в прекрасном техническом состоянии. И был снабжён всем необходимым для спасения людей.

Как это было

Но что же произошло в ночь на 2 апреля 2015 года в Охотском море? Промысел в тот период для команды «Дальнего Востока» был удачным. Трюмы траулера были под завязку забиты минтаем. Забиты настолько, что капитану Притоцкому предложили передать рыбу на перегрузчик. Но он по каким-то причинам отказался это сделать. Более того, за несколько часов до катастрофы на борт подняли трал со 130 тоннами (!) нового улова. Любой специалист скажет, насколько это серьёзный объём. Да ещё и в дополнении к тому объёму минтая, который находился в трюмах. Что и повлекло за собой крен на левый борт.

Как свидетельствуют многочисленные очевидцы, капитану Притоцкому не сразу сообщили о чрезвычайной ситуации. На мостике он появился «спросонья, в нижнем белье и накинутой куртке» и лишь тогда, когда ситуация с креном стала ещё более критичной, а вода через люки вентиляции, которые никто не герметизировал, стала поступать в трюм. И вот тут-то случилось самое страшное. По словам третьего помощника капитана Анатолия МАРВАНЮКА (этот человек, слава Богу, выжил), на капитанском мостике царила нервозная атмосфера. Александр Притоцкий «на повышенных тонах» разговаривал со вторым помощником, который в ответ упрекал командира — мол, меня раньше никто не слушал и мои расчёты остойчивости во внимание никто не принимал.

Примерно в это же время четвёртый помощник капитана докладывал: судно перестало слушаться руля. Крен между тем увеличивался. И тогда Анатолий Марванюк предложил обрезать правый трал. Но Притоцкий довольно жёстко порекомендовал ему «не лезть не в своё дело». То же самое было сказано и опытному тралмастеру Фёдору КАПУЗЕ, который также советовал избавиться от трала.

Даже исходя из имеющейся информации о том, что происходило на мостике, можно сделать вывод: почти весь комсостав был в растерянности. При любом ЧП это самое жуткое, что только может быть. А большая часть экипажа в это время… спала. Тревогу никто не объявлял. Как никто не подавал и сигнал SOS. Люди стали просыпаться лишь тогда, когда «Дальний Восток» начал тонуть. Разумеется, началась паника. Как рассказывают выжившие, «все бегали с гидрокостюмами в руках». За исключением тех, кто не смог выбраться на палубу.

Ну и последнее — шлюпочную тревогу объявили за пять минут до того, как траулер «свечой» пошёл на дно. При этом спасательной операцией вообще никто не руководил. Каждый спасался, как мог. Поэтому число жертв и было настолько большим — 69 человек. И это при том, что гидрокостюмов, жилетов и плотов было в избытке.

Ну и в этой связи последнее. Исходя из всего, что сегодня известно, можно сделать вывод: в гибели БАТМ «Дальний Восток» виновен, главным образом, Александр Притоцкий. Потому что за всё, что происходит на судне, отвечает именно капитан. Плюс ко всему и история с переполненными рыбой трюмами, и ситуация с тралом, и показательный пример с негерметизированными люками вентиляции, и отсутствие сигнала тревоги свидетельствует о растерянности комсостава.

Пятеро крайних

Итак, из 132 моряков, находившихся на борту БАТМ «Дальний Восток», удалось спастись менее чем половине экипажа. А далее началось следствие, с участием высокопоставленных сотрудников центрального аппарата СКР, перед которыми стояла почти невыполнимая задача.

Дело в том, что российская правовая система, как известно, выстроена таким образом, что в любой трагедии ищут, главным образом, не причину, а виновников. Но предъявить что-либо Александру Притоцкому было невозможно, этот человек погиб. И тогда под следствием оказался… бывший капитан траулера Анатолий Борисов, который, напомним, списался на берег за три месяца до катастрофы. Вместе с ним обвинение предъявили первому заместителю генерального директора ООО «Магеллан» (то есть представителю компании-судовладельца) Алексею ВАСИНУ, заместителю генерального директора по безопасности мореплавания ООО «Магеллан» Александру КУДРИЦКОМУ, начальнику отдела безопасности мореплавания, сертификации и наблюдения за флотом «Сахалинрыбвода» Николаю ХАРЧЕНКО и инспектору Федерального агентства по рыболовству Александру НИКОДИМЕНКО.

Что же совершили все эти люди? А тут следователи не стали особо мудрствовать и обвинили Борисова, Васина и Кудрицкого в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Что же касается чиновников, то Харченко якобы необоснованно выдал свидетельство о безопасности судна, то есть проявил халатность, а Никодименко вроде как получил взятку и злоупотребил служебными полномочиями.

О том, какие реальные доказательства НЕВИНОВНОСТИ этих людей были предъявлены и следствию, и суду первой инстанции, мы ещё расскажем. Но итог известен — в ноябре 2017 года все обвиняемые были признаны виновными и приговорены к реальным срокам лишения свободы в колонии общего режима. Причём получили они, что называется, по максимуму — от 5 лет и 8 месяцев до 6 лет и 6 месяцев заключения. И сейчас дело рассматривается в суде апелляционной инстанции.

Вырезы, которых не было

А теперь — о сути обвинения. Если избежать юридической казуистики со всей её терминологией, то получается, что Анатолий Борисов передал Александру Притоцкому БАТМ «Дальний Восток» в ненадлежащем состоянии. Якобы в бортах судна во время ремонта были сделаны какие-то вырезы, через которые и хлынула вода.

Самое мягкое слово, которое возникает при изучении этих доводов, — недоумение. Какие вырезы? Траулер ремонтировался в южнокорейском Пусане. А это один из крупнейших судоремонтных центров в АТР. И самое главное — ремонт завершился 21 декабря 2017 года. После чего БАТМ «Дальний Восток» совершил переход из Пусана во Владивосток. И выдержал серьёзный шторм. Почему же он не пошёл ко дну ещё тогда, коль скоро в бортах имелись какие-то «вырезы»? Более того, после прибытия в порт Владивосток траулер был проверен всеми портовыми службами. И многочисленные контролёры нашли некие мелкие нарушения, как это почти всегда и бывает. Но и они почему-то не обнаружили никаких «вырезов». Почему? Ведь это настолько крупная недоработка капитана, что за неё можно получить просто громадный штраф, не говоря уж о санкциях похуже. Так по какой причине надзорщики, зацепившись за мелочи, не увидели пресловутых «вырезов»? Отвечаем: потому что их просто не было.

Ещё момент. Капитана Борисова дополнительно обвинили в том, что шпигатные задрайки были неисправны. Дескать, это тоже повлияло на события 2 апреля 2015 года. Но такой посыл опровергается результатами контрольной проверки в порту Владивосток. Как говорит по этому поводу сам Анатолий Борисов: «Любой проверяющий понимает, насколько важны эти закрытия. И инспектирующий капитан-наставник морской администрации порта не мог бы не заметить неисправность или отсутствие этих задраивающих устройств». Более того, в материалах дела есть платёжные документы о том, что шпигаты были отремонтированы на заводе. Это опять же реальное доказательство — неисправные задрайки не могли повлиять на ситуацию с гибелью траулера, потому что они были исправны.

И — самое главное. Напомним ещё раз: капитан Борисов передал судно своему коллеге Александру Притоцкому за три месяца до катастрофы. Передал строго по акту приёмки. И никаких вопросов к нему не возникло. Всё было исправно, всё функционировало с точностью часового механизма. Так почему Борисов оказался на скамье подсудимых? Сам он знает ответ на этот вопрос, и отвечает так: «Ещё в самом начале расследования генерал-майор, руководивший этим расследованием (фамилия этого генерала — ИСКАНЦЕВ. — Ред.), заявил мне, что не было бы ко мне ровно никаких претензий, если бы остались в живых люди, командовавшие судном в момент трагедии». Ну какие тут могут быть комментарии?

«Откровенная ложь»

Впрочем, будем оперировать только зафиксированными фактами. Что легло в основу обвинения? Отвечаем: в числе прочего показания БЫВШЕГО (выделено нами и позже объясним, почему. — Ред.) старшего механика БАТМ «Дальний Восток» Юрия КИРИЧЁКА, который пояснил: судно было не готово к выходу в море. Однако есть основания полагать, что у Киричёка были личные причины для неприязни к капитану Борисову. Вот как высказывается по этому поводу сам Борисов: «Сообщил ложные сведения о том, что судно было не готово к выходу в море, бывший старший механик, которого по моей личной инициативе списали с судна ещё в Пусане. Он отказывался выполнять мои распоряжения, такого старшего механика не будет терпеть ни один капитан».

Слова Анатолия Борисова можно было бы признать голословными. Если бы не рапорт, подписанный… самим старшим механиком Киричёком. В нём он сообщает Борисову: «Довожу до вашего сведения, что судно по судомеханической службе готово к переходу во Владивосток…» То есть бывший стармех признал: никаких критических неисправностей на траулере не было. А потом дал показания об этих самых неисправностях. Так где же правда? И можно ли доверять показаниям члена экипажа, списанного капитаном за «отказ выполнять распоряжения капитана»?

Но ведь есть и второй момент. После списания с судна Киричёка, стармехом был назначен другой специалист по фамилии КИЩИК. С этим человеком в нашем деле также связана показательная история. В катастрофе он выжил. И дал показания, что помимо других недоработок роковую роль в трагедии сыграло отсутствие двери на входе с палубы рыбного цеха в помещение холодильных машин, через которую и хлынула вода. Это было серьёзным доводом в пользу обвинения.

Но дальше следователей ждал неприятный «сюрприз». В суде были озвучены показания выживших членов экипажа ПОЛИЩУКА, ЛАЗАРЕВА, КУДЕНКО, КАПУЗЫ и многих других, которые в один голос утверждали: дверь не просто была, она была ещё и водонепроницаемой. Но суд первой инстанции эти доводы почему-то проигнорировал. Так почему стармех Кищик дал показания, которые, по мнению участников процесса, были откровенно ложными? Вот как обозначил свою позицию адвокат одного из подсудимых Евгений ЕФИМЧУК: «Старший механик был готов пояснить что угодно на следствии, лишь бы его не посчитали виновным в крушении, поэтому был готов давать любые показания, которые шли в угоду обвинению».

Судя по всему, адвокат был прав. Абсолютно прав! Ведь по судовым правилам третьим человеком на судне является как раз старший механик. Он и отвечает за техническое состояние судна. Так почему Кищик, находившийся в момент катастрофы на борту «Дальнего Востока», проходит в этом деле всего лишь в качестве свидетеля? В то время как люди, которых и близко там не было, являются подсудимыми?

Без вины виноватые

Обозначим ситуацию ещё раз — после внимательного изучения всех обстоятельств дела можно сделать вывод о невиновности капитана Анатолия Борисова. Как и всех остальных подсудимых. Например, совершенно непонятно, почему под следствием оказался первый заместитель генерального директора ООО «Магеллан» Алексей Васин? Следователи фактически «назначили» его генеральным директором компании, и на этом основании он должен был ответить за всё. Но никаких доказательств того, что этот человек руководил предприятием, никто не предъявил. А противоположные доводы защиты были просто проигнорированы. Как были проигнорированы они и в случае с заместителем гендиректора ООО «Магеллан» Александром Кудрицким. До сих пор непонятно, что именно он нарушил? И почему он был должен заметить технические неисправности, которых не было?

Но пойдём дальше. Какие основания были у начальника отдела «Сахалинрыбвода» Николая Харченко не выдавать «Магеллану» свидетельство о безопасности БАТМ «Дальний Восток», коль скоро судно соответствовало всем требованиям этой самой безопасности, что подтверждено многочисленными документами? И как мог злоупотребить своими служебными полномочиями инспектор ФАР Александр Никодименко, который просто выполнял свои служебные же обязанности?

И вот что показательно. В суде первой инстанции версии обвинения принимались «на ура». А доводы защиты традиционно игнорировались. Скажем больше, даже показания свидетелей в приговоре были урезаны. В них осталось лишь то, что было выгодно обвинителям. Не случайно уже в апелляции адвокат Евгений Ефимчук огласил обширные показания чудом выжившего мастера рыбообработки АЛИЕВА, который рассказывал, как лично задраивал якобы отсутствующую водонепроницаемую дверь, которая почему-то была открыта. Как и люки, через которые вода также поступала в трюм. Но в приговоре суда первой инстанции ссылки на эти показания отсутствовали. Ещё один защитник Андрей ГОНЧАРОВ озвучил показания нескольких десятков (!) свидетелей из числа выживших членов экипажа. И все они в один голос говорили: никаких «дополнительных» отверстий, через которые в трюмы траулера поступала вода, не было. Вода поступала через незадраенные люки и двери. То есть по вине капитана Притоцкого и других ответственных работников. Но уж никак не по вине тех, кто сидит сейчас на скамье подсудимых.

Однако и эти показания суд не учёл. Не учёл он и свидетельства тех, кто видел, как в воде плавало множество гидрокостюмов и спасательных жилетов. Соответственно, средств спасения было очень много. И люди погибли только по причине халатности лиц, ответственных за безопасность на БАТМ «Дальний Восток», которые ни тревогу не объявили, ни сигнал SOS не послали.

Наконец, уже в апелляции судьи отказались даже смотреть фотографии траулера, сделанные накануне его выхода в последний рейс. Мол, там видно, что нет дополнительных отверстий? Ну и что? Суд первой инстанции видел снимки и признал подсудимых виновными. А нас эти «детали» не интересуют. Впрочем, служителей Фемиды не заинтересовали и другие «детали». Почти все ходатайства защиты в апелляции были отклонены. А вот мнение обвинителя принималось безоговорочно.

Александр МАТВЕЕВ

Темы последних номеров 

На основании Федерального закона «О средствах массовой информации» мы просим считать публикацию «Справедливость уже в том, что наши дети и внуки знают правду — мы невиновны», размещённую в бизнес-газете «Наш регион — Дальний Восток» (№ 7 (137), июль 2018 года) ОФИЦИАЛЬНЫМ ЗАПРОСОМ:

• председателю Сахалинского областного суда М. Н. КОРОЛЮ.

Мы просим сообщить, связан ли двухмесячный перерыв в рассмотрении… читать полностью >
 
Правовое поле

Связь без права передачи

Доступ к этому благу цивилизации требует определённых физических устройств — телекоммуникационного оборудования, проводов, которые провайдеры в целях обеспечения доступа абонентов к Интернету устанавливают… читать полностью >

 
Эра милосердия

Артём рисует космос

Артём учится во втором классе, так как пошёл в школу позднее своих сверстников. Но «пошёл» — не совсем правильное слово, к нему учителя ходят домой. И Артём, несмотря на то, что учится… читать полностью >

 
ДВ-Видение