Главная тема

Главная тема 

«У нас могут работать только особые люди»

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 09 (97), сентябрь 2014

Генеральный директор ОАО «Карамкенская геолого-геофизическая экспедиция» Александр САДИКОВ – нередкий гость нашей газеты. И все его интервью вызывают, без преувеличения, серьёзный читательский интерес. Что, собственно, не удивительно, ведь наш собеседник регулярно озвучивает отраслевые проблемы, актуальные для многих участников рынка. И сегодняшняя публикация также не станет исключением.

Цены сбивают

— Александр Викторович, мы с вами как-то говорили о том, что на Дальнем Востоке конкуренция нередко приобретает весьма неприглядные формы. По принципу — приходят люди из западных регионов, в разы сбивают цены на конкурсах и пытаются как-то тут поработать. Причем ключевое определение здесь именно «как-то», поскольку нет у них зачастую ни опыта работы на Севере, ни квалифицированных специалистов, способных эту работу выполнять. Что-то в этом плане сейчас поменялось?

— Если и поменялось, то только в худшую сторону.  Олимпиада закончилась, работа у многих — тоже, вот теперь они и ринулись на Север, в надежде поправить своё пошатнувшееся производственное и материальное положение. В итоге на конкурсах всё чаще наблюдается откровенный демпинг. Цены, что называется, роняют на 50 процентов и более.

Ну а о каком-то качестве в этом плане говорить не приходится. Эта проблема, как вы понимаете, касается не только нас, геологов, но и других производственников. Строителей, дорожников и так далее. И знаете, что любопытно? Вот мы все ругали вначале ФЗ-94, затем ФЗ-44, а теперь выясняется, что дело не только в этих законах. С государственными объектами всё понятно — там чиновники, в принципе, не слишком заинтересованы в качестве. Их задача — провести торги и отдать объект тому, кто согласился выполнить работы за более низкую цену. И с этим вряд ли что-то можно поделать, под такой формат «заточена» отечественная нормативная база. Но мне не совсем понятно, почему по такому же принципу действуют частные заказчики.

— Видимо, экономят?

— Так ведь эта экономия впоследствии, как говорится, боком выходит. Отдать подрядчику тот или иной объект несложно. Гораздо сложнее получить нормальные результаты. А ожидать чего-то нормального от неизвестной компании, согласившейся работать за копейки,  как минимум, рискованно. Не случайно впоследствии заказчики нередко проводят дополнительные конкурсы — на исправление того, что «наработали» предыдущие подрядчики.

Впрочем, я не хочу сейчас говорить плохо обо всех небольших фирмах из западных регионов России, которые выходят на торги. Среди них есть и вполне профессиональные организации. Но тенденция в любом случае очевидна.

— Мне не совсем понятна, Александр Викторович, следующая история. Если не брать в расчет откровенных мошенников, а я имею в виду фирмы-однодневки, то на что рассчитывают эти самые вполне профессиональные организации из западных регионов страны? Ну хорошо, выиграли они конкурс за три копейки. Но ведь им еще и работать надо. А как работать при смешных ценах? Плюс ко всему ваша компания расположена здесь, а им еще и перемещаться сюда надо, оборудование перевозить и так далее. Это ведь тоже дополнительные расходы. Так в чем их интерес?

— Ну, во-первых, сказав о каком-то там оборудовании, вы погорячились. Как правило, в таких компаниях работают два, три, пять, максимум десять человек. И ни о какой технике или о лаборатории тут даже речи не идет. Соответственно, при этом подходе все накладные расходы минимизируются. По сути, люди тратятся на зарплату, налоги и командировочные. Всё, других затрат нет. Хотя, если честно, даже мне непонятно, как они будут выполнять достаточно затратные работы за более чем небольшие деньги.

На моих глазах произошёл случай, когда некая структура (не стану её называть) вышла на торги в Магаданской области. Первоначальная цена вопроса равнялась 26 миллионам рублей. Довольно скромная цена, могу вам сказать.

Ну да  ладно. В принципе, на чём-то можно и сэкономить. Например, процентов десять. Сколько получится в итоге? Если не ошибаюсь, чуть больше 23 миллионов рублей. Ладно, предположим, кому-то ну очень сильно нужен этот объект и он сбросит 20 процентов. Сколько останется? 20 миллионов. В принципе, при серьезной экономии за эти деньги можно поработать.

Но знаете, на сколько упала цена в этом случае? Не поверите, до 12 миллионов рублей. И я глубоко сомневаюсь, что за эти деньги можно качественно выполнить заявленный объем работ. Тем более, давайте уж говорить откровенно, геология и геофизика — это высокотехнологичный рынок, где могут эффективно работать только квалифицированные специалисты. А такие специалисты, как правило, работают в более или менее крупных компаниях. Иначе им просто становится неинтересно.

Второй момент — каждый регион имеет ещё и свою геологическую и геофизическую специфику. Например: работник профильной компании из Санкт-Петербурга и сотрудник отраслевой магаданской организации получили, по сути, одинаковое образование, может даже, в одном вузе, у одних преподавателей и по одним учебникам. Но опыт, приобретённый на Севере, все равно отличается от опыта, приобретённого на берегах Невы. Поэтому, конечно же, магаданские предприятия смогут работать в Магаданской области гораздо эффективнее, нежели пришлые структуры. Тем более за долгие годы работы у нас скопилась уникальная база данных именно по этому региону. Мы ведь тут всю Колыму вдоль и поперёк прошли. Но, увы, камнем преткновения остается цена вопроса.

Объёмы снижаются

—  Я знаю, что именно ОАО «Карамкенская геолого-геофизическая экспедиция» сотрудничает со многими крупными игроками рынка. Где вы работаете сейчас?

— Когда я говорил о проверенных компаниях, то, кстати, имел в виду не только нашу организацию, а скорее, вообще магаданский отраслевой рынок. Мы, местные геологи и геофизики, друг с другом хорошо знакомы. А многие наши специалисты поработали не в одном региональном предприятии. Так что мы скорее партнёры, нежели конкуренты. Тем более что здесь каждая структура уже давно заняла ту или иную нишу, так что никто друг другу не мешает. Я имею в виду именно местные, подчеркну это ещё раз, компании. Что же касается вашего вопроса о том, где мы работаем, то могу сказать – новых объектов у нас не слишком много. И это ещё мягко сказано.

— Но сейчас-то с какими деловыми партнерами вы продолжаете сотрудничать?

— Это, в первую очередь, компании «Рудник имени Матросова», «Золоторудная компания Павлик», «Рудник Каральвеем».  На объектах этих компаний мы выполняем работы по рентгенорадиометрическому анализу (РРА), проводим каротажные работы. Также мы сотрудничаем с предприятием «Чукотская горно-геологическая компания». В этом году в небольших объёмах проводили геофизические исследования в рамках поисково-оценочных работ. Есть у нас договорные отношения и со «Станнолитом», на объектах которого мы проводим каротажные и площадные геофизические работы.

Помимо этого, в нынешнем году мы возобновили сотрудничество с АК «АЛРОСА». На участках этой группы в Мирнинском районе Саха (Якутия), а точнее, на хвостохранилищах алмазодобывающего холдинга, оказалась востребована наша методика в инженерной геофизике.

— Ну вот, а вы говорите, что объемов у вас нет. АК «АЛРОСА», «Рудник имени Матросова», «Павлик», другие крупные и не очень организации — это разве не объёмы?

— Я говорю, прежде всего, о том, что нет перспектив. Четко обозначенных перспектив. По сути, сейчас мы отрабатываем либо договоры предыдущих периодов, либо сознательно идем на небольшие объёмы. Но ОАО «Карамкенская геолого-геофизическая экспедиция» — достаточно крупный игрок на отраслевом рынке. Вся наша техническая, технологическая и кадровая база предназначена для реализации серьёзных проектов. А использовать наш потенциал по мелочам — это все равно, что микроскопом забивать гвозди.

— Вы сказали о кадровом потенциале. Но ведь именно ваше предприятие делает всё возможное для привлечения квалифицированных кадров из других регионов. Из Санкт-Петербурга, например, из Тюмени, из Читы, из Новочеркасска… Имеются в виду, конечно, выпускники профильных вузов. Вы продолжаете эту практику?

— Да, продолжаем. Ребята к нам приезжают, и мы пытаемся заинтересовать своей работой каждого из них. Я говорю, конечно, о тех, кто нас устраивает с профессиональной и общечеловеческой позиций. Но беда в том, что снижающиеся объёмы не позволяют нам продолжать эту практику. Теперь вопрос стоит иначе — сохранить бы тех, кто есть.

Мы вынуждены формировать свои полевые отряды, когда на участках функции рабочих выполняют ИТР. Не от хорошей жизни всё это делается, конечно же. Просто в условиях отсутствия крупных заказов мы пытаемся хоть как-то сохранить коллектив и вообще свой потенциал.

О людях забывают

— Александр Викторович, мы с вами не раз говорили о молодых специалистах. Но ни разу не затронули тему, скажем так, качества выпускников профильных вузов. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Да снижается оно, это качество, что тут ещё скажешь. И ведь ребята-то из вузов выходят неглупые. Просто не в лучшую сторону изменилась сама система профильного образования. Да и мэтры ушли, это тоже наложило свой отпечаток. Нам-то ещё преподавали те, кого мы считали, в определенной степени, небожителями. Такие фамилии, как СЕМЕНОВ, ВЕШЕВ, КОМАРОВ, были для нас более чем значимыми.

Но главное заключается даже в другом. Тех же геофизиков неплохо учат работать с оборудованием, программами, они умеют получать нужную информацию. Но вот анализировать не умеют. Нормальных интерпретаторов не стало. А уж о том, чтобы нарисовать схему интерпретации вручную, и речи не идет. Почему? Да в том числе и потому, что из образовательного процесса куда-то исчезли спецкурсы, которые раньше не просто были, но и преподавались в течение длительного времени. И сейчас считается, что геофизику геология вроде как не нужна. А геологу, соответственно, не обязательна геофизика. В итоге мы сплошь и рядом наблюдаем картину, когда садятся рядом геолог и геофизик, смотрят в одну и ту же бумагу и не могут друг друга понять.

— Но у вас-то есть кому готовить смену?

— Да, специалисты у нас есть. Конкретный пример — главный геофизик ОАО «Карамкенская геолого-геофизическая экспедиция» Владимир Петрович ПЕТУХОВ. Он родился 1 ноября 1939 года в Чите. И сразу после окончания школы в 1956 году устроился рабочим в Востоксибнефтегеофизику. Нетрудно подсчитать, что на тот момент ему не исполнилось и 17 лет. Затем он окончил вначале курсы по подготовке младших техников-геофизиков при Мегетской геофизической экспедиции, а после службы в армии получил профильный диплом геофизика в Иркутском политехническом институте. Трудился в разных отраслевых организациях на должностях техника-геолога, техника-вычислителя, старшего техника-геолога, инженера-геофизика, начальника отряда, главного геофизика партии. По местам его работы можно географию СССР изучать. Вначале вся Сибирь, затем Таджикистан, Узбекистан, а начиная с 1972 года и Магаданская область. Здесь, на Колыме, он начал работать начальником геофизической партии в Ягоднинском горно-обогатительном комбинате объединения «Севвостокзолото».

Спустя три года Владимиру Петровичу предложили возглавить геофизический отряд в Карамкенской геологоразведочной партии. Уточним, что в те времена и партии, и отряды имели значительно больший вес, чем в настоящее время. Он согласился. И менее чем через два года стал главным геофизиком Карамкенской геологоразведочной партии. В 1991 году Владимира Петровича ПЕТУХОВА пригласили на работу в Иультинский ГОК. Потом — организация геофизических работ на других рудных месторождениях Чукотки.

Это были те самые «лихие девяностые», когда едва ли не все геологи и геофизики выживали, как только могли. Кто в торговлю ушел, кто в какой-то ещё бизнес. Очень немногие сохранили верность профессии, в том числе и Владимир Петрович. Где бы ни работал, он всегда оставался именно в профессии. А в 1997 году вернулся к нам, в Карамкенскую геологоразведочную партию, впоследствии преобразованную в ОАО «Карамкенская геолого-геофизическая экспедиция».

И вот что показательно. Владимир Петрович ПЕТУХОВ не просто опытнейший специалист, каких в принципе можно пересчитать по пальцам одной руки, да и то, если принимать во внимание всю страну. Он ещё и родоначальник метода рентгенорадиометрического анализа (РРА) на Колыме и Чукотке. Его работы знают далеко за пределами нашего региона.

В 1987 году Петухов В.П. награжден медалью «Ветеран труда». Он неоднократно становился «Ударником коммунистического труда», его много раз награждали почётными грамотами и денежными премиями. Но ведь это мелочи по сравнению с его вкладом в наше общее дело. Такой человек достоин гораздо более высокой правительственной награды, хотя, как все настоящие геологи и коммунисты, Владимир Петрович работает не за награды и деньги, а за идею. В чем заключается эта идея, многим в нашем потребительском мире сейчас не понятно. Хотя только благодаря таким идейным товарищам мы полетели в космос, освоили целину и Колыму и вообще существуем как страна вопреки всему и несмотря  ни на что.

Теперь — к вашему вопросу о преемственности. У таких людей, как Владимир Петрович Петухов, чрезвычайно высокие требования к молодым специалистам. Может быть, излишне высокие. Поэтому подбирать себе преемников таким специалистам крайне непросто. А у молодежи, как правило, не хватает элементарного терпения и усидчивости, чтобы полностью погрузиться в эту среду. Я вот сейчас имел в виду конкретно метод РРА. Но всё это в полной степени относится и к геофизике в целом. Впрочем, ситуация наверняка изменится в лучшую сторону.

— И когда?

— Ровно тогда, когда отраслевые предприятия будут полноценно обеспечены заказами. Это и станет импульсом для максимально полноценной подготовки молодых специалистов на базе существующих производственных компаний. И всё будет хорошо.

Беседовал Александр МАТВЕЕВ

 

От редакции

Просим Министерство природных ресурсов Магаданской области считать эту публикацию официальным запросом. И на основании ФЗ «О средствах массовой информации» просим ответить на один вопрос — возможно ли подготовить и направить в федеральные органы власти ходатайство (со стороны властей Магаданской области) о награждении главного геофизика ОАО «Карамкенская геолого-геофизическая экспедиция» Владимира Петровича ПЕТУХОВА правительственной наградой.

Темы последних номеров 

Официально
На основании Федерального закона «О средствах массовой информации» просим считать публикацию «Российское золото становится китайским», размещённую в бизнес-газете «Наш регион — Дальний Восток» (№ 11 (130), ноябрь 2017 года) ОФИЦИАЛЬНЫМ ЗАПРОСОМ:


• Генеральному прокурору Российской Федерации Ю. Я.ЧАЙКЕ,

• директору ФСБ РФ А. В. БОРТНИКОВУ,

• министру природных ресурсов

и экологии… читать полностью >
 
Правовое поле

Споров нет — защита проще

Очередная реформа арбитражного процессуального законодательства, проведённая в 2016 году и нашедшая своё продолжение в 2017 году, преследовала по сути две цели: — упрощение… читать полностью >

 
Эра милосердия

Артём рисует космос

Артём учится во втором классе, так как пошёл в школу позднее своих сверстников. Но «пошёл» — не совсем правильное слово, к нему учителя ходят домой. И Артём, несмотря на то, что учится… читать полностью >

 
ДВ-Видение