Главная тема

Главная тема 

Прозрачный колпак для браконьеров

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 02–03 (133), февраль 2018

Теневой рыбопромышленный рынок остаётся одной из самых актуальных отраслевых проблем. Причём это касается и рыбаков, и практически всех органов власти, и социальной сферы, и экологии. Поскольку браконьерство подрывает саму основу продовольственной безопасности страны. И это же явление отражается на будущем России, ведь уничтожение биоресурсов уже сегодня ставит крест на восполнении наших природных богатств. Можно ли эффективно бороться с браконьерством? И что для этого нужно? На эти вопросы нам ответил президент Ассоциации предприятий рыбной отрасли (АПРО) Хабаровского края Александр КАНИВЕЦ.

Всё возможно

— Александр Владимирович, как АПРО борется с браконьерством?

— Давайте начнём с того, что браконьерство — это не просто средство наживы для теневых рыбаков и скупщиков рыбы. Это действительно крайне опасное для нашей страны явление. Браконьеры планомерно уничтожают биоресурсы России. И делают это хищнически. Любой легальный рыбак может рассказать вам, как эти, с позволения сказать, бизнесмены «вырезают» нерестилища. Причём берут они только икру, рыбу выбрасывают. Я вам больше скажу, сегодня объём незаконного промысла тех же лососей вполне сопоставим с промышленными объёмами добычи. Представляете? Получается, что идёт грабёж даже не наших природных богатств. Мы наблюдаем ограбление будущих поколений. Поэтому бороться с браконьерством не просто нужно, это задача номер один и для государства, и для всех участников отраслевого рынка. Можно ли организовать эту борьбу? Да, можно. И это уже происходит. Например, в нашем регионе ещё в 2016 году была создана и успешно работает Хабаровская краевая общественная организация Центр обеспечения рыбоохраны «Барракуда», в которую вошли практически все отраслевые компании Охотского района.

— Как организована работа «Барракуды»?

— В первую очередь были созданы девять стационарных и передвижных постов общественных инспекторов рыбоохраны. Мы прекрасно понимаем, что у надзорных органов, к большому сожалению, не хватает ресурсов для осуществления профильной деятельности. И это факт. На тот же Охотский район приходится всего два государственных инспектора. Как они смогут отследить ситуацию на десятке рек, в районе протяжённость которых достигает 500 километров? Это просто невыполнимо. Не говоря уж о том, что каждого сотрудника инспекции, в идеале, необходимо обеспечить условиями для эффективной работы посредством быстроходного транспорта и технических средств связи, наблюдения. Увы, государство далеко не всегда может позволить себе подобные новации. Поэтому рыбаки и приняли решение создать организацию, которая, на общественных началах будет содействовать органам рыбоохраны.

Совместно с  государством

— Получается, вы берёте на себя функции государства?

— Ни в коем случае. Мы не подменяем собой государственные институты, мы им планомерно содействуем. Вот я уже говорил, что нами было создано девять постов рыбоохраны. И на каждом из них в течение всей путины работают серьёзные, молодые парни, у которых есть всё необходимое: и средства связи, и видеокамеры, и катера. Как только наши общественные инспекторы фиксируют присутствие посторонних людей на реках, они сразу же сигнализируют об этом представителям государственных органов. И предъявляют все необходимые фото и видеодоказательства. Второй момент — общественные инспекторы и сами ведут диалог с теневыми рыбаками. Что на последних действует, скажем так, отрезвляюще. И самое главное, сам факт наличия подобного поста — это зримое препятствие для браконьеров. Кто станет браконьерствовать на глазах людей, стоящих на посту? Да никто! Поэтому наши посты являются сдерживающим фактором для любителей быстрой наживы за счёт государственных биоресурсов.

— Но ведь у ваших общественных инспекторов нет полномочий для борьбы с браконьерами?

— Конечно, таких полномочий у них нет. Но, во-первых, я повторюсь, мы говорим о сдерживающем факторе. Браконьер (а он привык работать только в тени) видит сам пост и прекрасно осознаёт, что все его действия фиксируются. Зачем ему рисковать? А во-вторых, как правило, мы работаем совместно с государственными инспекторами рыбоохраны, которые, в свою очередь, имеют все необходимые полномочия для борьбы с нелегальными рыбаками.

Результаты очевидны

— Ваша работа уже начала давать какие-то результаты?

— Результаты здесь очевидны. Нерестилища на реках Охота, Кухтуй, Иня и Урак в Охотском районе Хабаровского края планомерно заполняются. Это подтверждается и данными территориальных органов Росрыболовства, и результатами наблюдений учёных из Хабаровского филиала ТИНРО-Центра. А заполнение нерестилищ для всех нас — самое главное. Это то, ради чего мы и разрабатываем подобные мероприятия. И могу сказать со всей ответственностью — если бы не общественные инспекторы центра «Барракуда», результат борьбы с браконьерством был бы куда как скромнее. Если бы вообще был. Впрочем, это не только наша заслуга. Это вообще совместное достижение и членов АПРО, и сотрудников центра «Барракуда», и специалистов Амурского, а также Охотского территориальных управлений Росрыболовства. Мы решаем общие задачи. И результаты здесь тоже общие.

— Вы сказали, что общественные инспекторы регулярно сигнализируют о фактах браконьерства. А здесь какая-то статистика ведётся?

— Ведётся, разумеется. К примеру, за 2017 год посредством работы смешанных групп государственных и общественных инспекторов рыбоохраны было возбуждено 112 административных дел за нарушение правил рыболовства. И три протокола были переданы в органы МВД, поскольку имели признаки уголовных преступлений.

— Многие ваши коллеги считают, что браконьерство имеет под собой социальный базис. Поэтому одними репрессивными мерами, это если говорить о возбуждении административных и уголовных дел, тут не обойтись. Вы с этим согласны?

— Согласен, но лишь отчасти. Я же говорю, сам формат деятельности и АПРО Хабаровского края, и центра обеспечения рыбоохраны «Барракуда» строится как раз на уничтожении предпосылок для браконьерства. Важно не привлечь человека к ответственности, важно не дать ему возможности заниматься преступным промыслом. Но в то же время я убеждён — законодательство необходимо ужесточать. И каждый нелегальный рыбак должен знать, что наказание неотвратимо.

— Опыт «Барракуды», насколько известно, теперь востребован и в других районах Хабаровского края. Это так?

— Да, мы находимся в постоянном контакте с рыбопромышленниками из Тугуро-Чумиканского, Аяно-Майского, Советско-Гаванского, Ванинского и других районов Хабаровского края. И, возможно, многие отраслевые компании также станут участвовать в работе центра «Барракуда».

— Что это даст?

— В первую очередь, это позволит увеличить количество постов рыбоохраны. И, как следствие, позитивно скажется на заполнении нерестилищ.

— Если же говорить об Ассоциации предприятий рыбной отрасли Хабаровского края в целом, то речь идёт не только о рыбоохране?

— Нет, конечно. Охрана биоресурсов хоть и крайне важная, но не единственная часть нашей работы. Главное для нашей Ассоциации — это проработка различных законотворческих инициатив, которые могут стать правовым базисом для развития всей отрасли. И, кстати, мы готовим ряд тщательно продуманных предложений, о которых я расскажу чуть позже.

Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Темы последних номеров 

На основании Федерального закона «О средствах массовой информации» просим считать публикацию «Дело „Медтехники“, или Как Верховный суд РФ переехал в Хабаровск», размещённую в бизнес-газете «Наш регион — Дальний Восток» (№ 6 (136), июнь 2018 года) ОФИЦИАЛЬНЫМ ЗАПРОСОМ:

• председателю Верховного суда Российской Федерации ЛЕБЕДЕВУ В. М.,

• исполняющему обязанности председателя Хабаровского краевого… читать полностью >
 
Правовое поле

Связь без права передачи

Доступ к этому благу цивилизации требует определённых физических устройств — телекоммуникационного оборудования, проводов, которые провайдеры в целях обеспечения доступа абонентов к Интернету устанавливают… читать полностью >

 
Эра милосердия

Артём рисует космос

Артём учится во втором классе, так как пошёл в школу позднее своих сверстников. Но «пошёл» — не совсем правильное слово, к нему учителя ходят домой. И Артём, несмотря на то, что учится… читать полностью >

 
ДВ-Видение