Главная тема

Главная тема 

«Рыбопромышленникам нужны прозрачные и долгосрочные правила игры»

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 02–03 (133), февраль 2018

На IV съезде работников рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации планируются к обсуждению наиболее актуальные отраслевые вопросы. Свои позиции готовы обозначить руководители рыбопромышленных компаний, которые и формируют основу продовольственной безопасности страны, создают рабочие места и платят налоги в бюджеты всех уровней, решая при этом немало социальных задач. О том, что волнует рыбаков в настоящее время, — в интервью с заместителем председателя Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Хабаровского края и Амурского бассейна, директором ООО «РПК «Восточное» Алексеем РЕШЕТОВЫМ.

Странный подход

— Алексей Павлович, для начала общий вопрос: нужен участникам рынка съезд работников рыбохозяйственного комплекса или это может стать просто очередным пафосным мероприятием?

— Необходимость в проведении съезда назрела давно. Тем более что с 1 января 2019 года в полном объёме вступает в силу ФЗ-166 «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Ряд положений этого нормативного акта формируются до сих пор. И это хорошо, поскольку тут всё должно быть максимально выверено. И, конечно же, обсуждение ситуации в рыбопромышленном комплексе, а самое главное, разработка конкретных предложений участников рынка должны стать основой съезда.

— Вы на этот съезд поедете?

— Представители нашей Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Хабаровского края и Амурского бассейна планируют принять участие в работе съезда.

— Какие отраслевые проблемы, на ваш взгляд, являются наиболее актуальными?

— Актуальных проблем у нас хватает. Но есть ещё и первоочередные задачи, которые требуется решать незамедлительно.

— Какие, например?

— Как известно, 18 ноября 2017 года было издано распоряжение председателя Правительства РФ № 2569-р. И в этом документе утверждался перечень видов водных биологических ресурсов (ВБР), в отношении которых должно осуществляться либо промышленное, либо прибрежное рыболовство. Это если говорить официальным языком.

Но чтобы было понятно всем, я скажу проще. Разработчики этого распоряжения разделили ВБР на две категории. Часть, причём меньшую, отнесли к прибрежному рыболовству, а часть, соответственно, большую — к промышленному. Понимаете?

А вот теперь самое главное. В раздел промышленного рыболовства попала та рыба, которую до последнего времени ловили по схеме рыболовства прибрежного. Корюшка, например. Или лосось. Или ещё 253 объекта рыболовства. Более того, участники рынка в своё время получали прибрежные рыбопромысловые участки (РПУ) на длительные сроки. На чрезвычайно длительные. Например, сроки работы на некоторых РПУ нашей компании ограничены 2032 годом. И примерно та же история прослеживается в других отраслевых предприятиях.

А что получается теперь? Распоряжение правительства вступает в силу с 1 апреля 2018 года. У нас нет возможности за месяц переоформить свои РПУ, она появится лишь после вступления в силу ФЗ-166, то есть с начала следующего года. В результате теперь мы просто не имеем права добывать множество видов ВБР. И при таком подходе путина будет провалена.

Возьмём в качестве примера корюшку. Её вылов мы должны начать уже в ближайшее время. Под это из года в год «затачивался» весь промышленный механизм компании. Но теперь нас, как и большинство рыбаков, такого права лишили. Но корюшка — это ещё не самый показательный пример. По итогам прошлого года на Дальнем Востоке было выловлено порядка 10 тысяч тонн этой рыбы. Это относительно небольшие объёмы. А вот ситуация с лососем куда как печальнее.

— Почему?

— А я объясню. Прошлый год был для рыбаков Дальнего Востока довольно тяжёлым. Даже провальным. По сути, нормальные объёмы прослеживались только на Камчатке. В других регионах показатели были куда как скромнее. Судите сами, в общей сложности, в ДФО выловили порядка 450 тысяч тонн лосося. Из них 350 тысяч тонн пришлись как раз на Камчатку. И по 50 тысяч тонн на Хабаровский край и Сахалин.

И теперь я заострю внимание на опять-таки основном нюансе. Большая часть лосося, а это на Дальнем Востоке основной вид ВБР, у нас вылавливается как раз в прибрежных водах. И вот теперь лосось можно добывать исключительно в формате промышленного рыболовства.

— Получается, большинство компаний просто не смогут ловить лосось?

— Совершенно верно! Только в Хабаровском крае, при таком подходе, не смогут ловить лосось не менее 60 процентов отраслевых компаний. Из них 90 процентов — это именно крупные игроки рынка.

— Но ведь это грозит практически полным провалом лососёвой путины?

— Так я об этом и говорю. Сложно даже представить, чем это грозит дальневосточным регионам. Особенно территориям, где рыбопромышленный сектор является одной из основ региональной экономики.

Необходимо подождать

— А кто был инициатором издания распоряжения Правительства РФ № 2569-р? Как вообще появился на свет этот документ?

— Вы знаете, нам тоже интересно узнать, по чьей инициативе было издано это распоряжение. И какая логика здесь прослеживается. Но такой информации нет ни у нас, ни у большинства наших коллег. Мы можем только выстраивать версии. Но это дело неблагодарное. Да и бесполезное.

— Какой может быть выход из сложившейся ситуации?

— На наш взгляд, необходимо отсрочить вступление в силу этого распоряжения до 1 января 2019 года. Это самый разумный вариант.

— А что даст такая отсрочка?

— В таком случае распоряжение № 2569-р вступит в силу одновременно с ФЗ-166 «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Я уже говорил, что у рыбаков появится законное право переоформлять свои РПУ и самостоятельно решать, по какой схеме они намерены работать. В формате прибрежного рыболовства или промышленного. Причём на соответствующее переоформление даётся двухлетний срок. Вот это разумный вариант. Тогда и распоряжение правительства станет логичным дополнением к нашему отраслевому федеральному закону.

— Как вы считаете, это предложение будет поддержано участниками рынка?

— Я в этом не сомневаюсь. Но мы надеемся, что суть проблемы понимают и чиновники. Ведь никто не заинтересован в провале лососёвой путины. Поэтому мы верим в лучшее.

Нет вопросов

— Но к самой схеме определения прибрежного и промышленного рыболовства у вас претензии есть?

— Знаете, об этом можно рассуждать долго. Рыбопромышленный сектор довольно сложен. Поэтому тут какой закон ни прими, всегда будут недовольные. Мы же говорим о том, что со вступлением в силу ФЗ-166 появляются чёткие правила игры.

Более того, пользователи участков получают возможности сами определять форматы своей работы. Я имею в виду опять-таки схемы промышленного и прибрежного рыболовства. Да, это даёт им серьёзные права. Но при этом рыбаки сами накладывают на себя и серьёзные обязательства.

— Но ведь правила игры на рыбопромышленном рынке меняются регулярно?

— Тут вы правы. Я работаю в отрасли 20 лет. И в течение этого периода не было года, когда бы не менялись правила. Конечно, в этом нет ничего хорошего. Вот мы и надеемся, что ФЗ-166 станет тем нормативным актом, который будет работать в течение максимально длительного времени. Хочется верить, что его принимают, как говорится, всерьёз и надолго.

О браконьерах

— Алексей Павлович, как известно, Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Хабаровского края и Амурского бассейна по своей инициативе оказывает содействие в борьбе с браконьерством. Также не секрет, что на проведение соответствующих мероприятий вы привлекаете серьёзные ресурсы, как финансовые, так и кадровые. Как в этой связи выстраивается ваше сотрудничество с надзорными органами?

— А вот это довольно сложный вопрос. С одной стороны, и представители территориальных органов Росрыболовства, и сотрудники соответствующих подразделений полиции понимают, насколько необходимо привлекать для борьбы с браконьерством такие отраслевые общественные организации, как наша ассоциация. С другой — проблем в таком взаимодействии также хватает. И сейчас идёт поиск оптимальных схем такого сотрудничества. Но дело даже не в этом.

Самое главное, что необходимо сделать, это поставить перед собой общую, понятную всем цель. Не выловить как можно больше браконьеров, это как раз локальная задача, а вообще минимизировать браконьерство как явление.

— Это возможно?

— Вполне! Но давайте рассмотрим этот вопрос всесторонне. Браконьерство имеет, как минимум, две составляющие. Первая — это средство наживы для нелегальных рыбаков и, самое главное, для скупщиков нелегально выловленной рыбы. Второй момент — социальный фактор, когда люди, живущие «на реке», ловят рыбу для собственного употребления. Или, если они не имеют постоянной работы, то для продажи тем же скупщикам. И вот лично я бы эти две категории наших граждан всё-таки разделял.

С нелегальными рыбаками и скупщиками необходимо бороться всеми законными методами. Что же касается тех, кто ловит рыбу для себя, то вот здесь нужно применять административные методы поддержки. Например, упростить продажу соответствующих билетов. По принципу — ты живёшь в прибрежном посёлке? Так и покупай за очень небольшие деньги билет на вылов рыбы и лови её совершенно спокойно. Для себя! Ну, или для своих близких. Но не на продажу скупщикам.

— Но ведь билеты и так стоят недорого?

— Ещё очень важно, чтобы они продавались, как сейчас принято говорить, в шаговой доступности. Чтобы человек мог купить билет, например, в своём же посёлке.

Хочу, чтобы меня правильно поняли. Я не защищаю браконьеров. Я просто говорю о том, что из-под браконьерства нужно выбивать социальную основу. А для этого необходимо не только наказывать, но и создавать условия, чтобы люди имели возможность обеспечивать себя рыбой. Это будет справедливо. И вполне законно. Никто не станет заниматься нелегальным рыболовством, если билет можно купить за копейки, да ещё и в своём же посёлке.

Общественный надзор

— Хорошо, с этим понятно. Вы сказали, что требуется минимизировать проявления браконьерства. Но ведь ваша ассоциация как раз этим и занимается. Каким образом вам удаётся решать соответствующие задачи?

— Главным образом, мы обеспечиваем общественный надзор в бассейне реки Амур. И делаем это довольно масштабно. Например, только наша ассоциация в прошлом году выставила 20 стационарных постов общественных инспекторов и сформировала 4 передвижных поста. Ну и, конечно же, все они были обеспечены самыми современными средствами контроля. Включая современные фотокамеры и беспилотники нового поколения. А в этом году постов будет ещё больше.

— Что это даёт? Ведь ваши сотрудники не имеют права применять к браконьерам какие-то меры?

— Да, таких прав у них нет. Но наши инспекторы обеспечивают надзорные органы необходимой информацией, подкреплённой данными той же фотосъёмки. В прошлом году ими было подано более 200 сообщений о фактах теневого рыболовства. Не говоря уж о том, что наличие поста является для браконьеров сдерживающим фактором.

— Надзорные органы пользуются предоставленной вами информацией?

— Это опять же непростой вопрос. По закону наша информация является основанием для реакции контролирующих органов. С другой стороны, у них зачастую просто не хватает людей, чтобы немедленно реагировать на подобные сигналы.

— Да, мы и раньше слышали от ваших коллег о сложившейся проблеме, связанной с нехваткой инспекторов рыбоохраны. А какой тут возможен выход из ситуации?

— Безвыходных ситуаций не бывает. Например, необходимо рационально привлекать к совместной работе МЧС, точнее, государственную инспекцию маломерных судов (ГИМС).

Заместитель председателя Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Хабаровского края и Амурского бассейна, директор ООО «РПК «Восточное» Алексей РЕШЕТОВ: — Постановление Правительства РФ № 2569-р ставит под угрозу итоги путины 2018 года, поскольку теперь тот же лосось можно ловить только по схеме промышленного рыболовства. А большинство (свыше 60 процентов) дальневосточных рыбаков являются пользователями прибрежных рыбопромысловых участков (РПУ). Таким образом, они автоматически лишаются возможности нормально работать. Ведь это постановление вступает в силу уже с 1 апреля текущего года. Переоформить свои РПУ они, разумеется, не смогут. При таком подходе итоги лососёвой путины будут провалены. Это станет серьёзным ударом для тех территорий ДФО, где рыбопромышленный сектор является одной из основ региональной экономики.

Ещё одна значимая проблема для всех нас — это браконьерство. Но решать её нужно не только за счёт репрессивных мер. Здесь требуется системная координация всех заинтересованных государственных, общественных и отраслевых структур. Теневой промысел должен стать невыгодным. Необходимо, чтобы браконьеры становились легальными рыбаками. Это вполне возможно. И мы уже ведём соответствующую работу.

Также можно было бы законодательно закрепить соответствующие функции за органами лесоохраны. Ведь все реки находятся в лесной зоне. А у лесоохраны гораздо больше инспекторов, чем у рыбоохраны. Впрочем, это лишь некоторые из предложений.

— Как вы думаете, органы власти могут поддержать ваши инициативы?

— Вопрос, как вы понимаете, не ко мне. Тем более что это далеко не единственные предложения, которые мы подготовили. Но даже свои текущие планы по оказанию содействия охране мы уже соотносим с планами государственных структур. Здесь работа идёт в одной связке.

Что же касается надзорных органов, то тут нередко проявляется другая беда. Когда мы что-то предлагаем, на нас порой смотрят с подозрением. Мол, вы же рыбаки, вот и занимайтесь своим делом, какой вам смысл вмешиваться в компетенцию надзорных органов, не кроется ли тут какой-то потайной интерес? Да, конечно же, есть у нас в этой связи свой интерес! И не потайной, а совершенно объяснимый.

Мы заинтересованы в том, чтобы браконьеры не «вырезали» рыбу, чтобы заполнялись наши нерестилища, чтобы объёмы ВБР постоянно увеличивались, чтобы мы могли работать не только сегодня, но и через год, и через пять лет, и через десятилетие, и в гораздо более длительной перспективе. Мы не временщики, мы хотим, чтобы и наши потомки пользовались природными богатствами нашей страны. Чтобы была работа и у нас, и у тех, кто будет заниматься рыболовством в будущем. А для этого необходимо, повторюсь ещё раз, минимизировать браконьерство как явление.

— А что делать с теми, кто занимается браконьерством сейчас? Ведь они не откажутся от этого прибыльного дела. Нужно ужесточать законы и активнее применять наказания для нелегальных рыбаков?

— Одними репрессивными мерами ничего добиться нельзя. На мой взгляд, гораздо важнее создать условия, при которых браконьеры смогут стать легальными рыбаками. Грубо говоря — пусть приходят к нам. Мы дадим им возможность заработать. Причём заработать законно.

Для науки

— Как мы поняли из услышанного, вы работаете на перспективу. А какой проект по сохранению ВБР и заполнению нерестилищ является для вас наиболее интересным?

— Честно говоря, не хотелось бы рассказывать об этом сейчас, поскольку реализация такого проекта только-только начинается. Но вообще мы планируем, совместно с представителями научных организаций, производить работы, связанные с развитием аквакультуры. Для этого мы начали системное сотрудничество с научными организациями Росрыболовства, в первую очередь с ТИНРО-Центром и Хабаровским филиалом ТИНРО. Совместная работа ведётся и с ВНИРО.

— О чём идёт речь?

— Как я вам уже и говорил, нами создаются посты общественного наблюдения. Почему бы их не использовать для научных целей? Ведь вряд ли какой-то институт в состоянии обеспечить такое количество наблюдательных пунктов. Да ещё и оснащённых по последнему слову техники. А у нас всё это уже успешно функционирует. Также мы способны и готовы выполнять другие задачи. Совместно с учёными, разумеется. Ведь это выгодно и нам, и государству, и жителям Дальнего Востока.

Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Темы последних номеров 

ОФИЦИАЛЬНО.

На основании Федерального закона «О средствах массовой информации» мы просим считать публикацию «Рейдерство по-колымски?», размещённую в бизнес-газете «Наш регион — Дальний Восток» (№ 9 (139), сентябрь 2018 года) ОФИЦИАЛЬНЫМ ЗАПРОСОМ:


• заместителю Председателя Правительства РФ — полномочному представителю Президента РФ

в Дальневосточном федеральном округе Ю. П. ТРУТНЕВУ,

•… читать полностью >
 
Правовое поле

Включение в реестр требований кредиторов фиктивных требований

По своей правовой природе требование о включении в реестр задолженности аналогично исковому требованию о взыскании долга по соответствующему виду договора, за тем исключением, что в первом случае в отношении… читать полностью >

 
Эра милосердия

Самое тёплое место на Полюсе холода

Без аналогов Наверное, даже не стоит говорить, какое представление складывается о детдомах у большинства людей, не имеющих к этим учреждениях никакого отношения. Картинка выводится из образа серого… читать полностью >

 
ДВ-Видение
 
Новости партнеров