Есть проблема

Есть проблема 

«Ситуация в экономике даже хуже, чем мы ожидали»

Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток» № 05 (93), май 2014

Александр КУЛИКОВ:

— Наше государство декларирует особый подход к развитию Дальнего Востока? Вроде бы да, по крайней мере, на словах. Так давайте принимать в этой связи конкретные меры и обеспечивать заказами региональных производителей. Правда, для этого нужно будет внести поправки в действующее законодательство, в первую очередь, в ФЗ-44 и закрепить преимущественное право местных предприятий при распределении заказов.

Кто-то скажет, это невозможно. А почему невозможно, коль скоро готовится к принятию целый федеральный закон, где делаются попытки обозначить особые экономические условия для нашей территории? Соответственно, можно внести поправки и в ФЗ-44, с учётом особого статуса Дальнего Востока. Только серьёзные производственные объёмы могут поддержать дальневосточный бизнес в сегодняшних экономических условиях.

Наша газета не раз писала о том, чем живут промышленные компании Южной Якутии. В частности, летом прошлого года директор Нерюнгринского топографо-геодезического предприятия Александр КУЛИКОВ в разговоре с нашим корреспондентом отметил: скрытая инфляция в экономике уже ощущается, и это больно бьёт по производственному сектору территории. Что изменилось почти за год? Об этом мы в очередной раз и побеседовали с нашим ньюсмейкером.

Что изменилось?

— Александр Павлович, помнится, в прошлый раз вы говорили о кризисе неплатежей. Проще говоря, с вами не рассчитывались за выполненные заказы. Что-то изменилось?

— Конечно, изменилось. Но только в худшую сторону. В прошлом году у нас были большие проблемы, а сейчас это даже так не назовёшь. Мы просто оказались на грани банкротства.

— Именно по причине неплатежей?

— Я бы сказал, по причине неплатежей в первую очередь. Обычных проблем у нас, конечно, хватает, как и у всего российского среднего бизнеса, особенно дальневосточного бизнеса, но неплатежи натурально убивают наше предприятие.

— Сколько средств вам должны в общей сложности?

— Общий объём дебиторской задолженности, в нашем случае, превышает 45 миллионов рублей. Плюс к этому стоит отметить, что обслуживание таких долгов тоже влетает «в копеечку». Ну и конечно, инфляция тоже вмешивается в этот процесс, обесценивая деньги, которые нам должны вернуть. Так что ситуация у нас более чем непростая.

— Кто является вашими основными должниками?

— Да перечень тут большой, начиная от структур таких монстров на рынке, как «Мечел» и ОАО «Проекттрансстрой», и заканчивая региональными ООО «Трансстрой-Восток» (Якутия), ЗАО «Навигатор» (Иркутск).

— Вы подаёте заявления в арбитражный суд?

— Скажу больше, мы такие суды регулярно выигрываем. Но денег от этого не прибавляется.

— А почему не прибавляется? Вот есть решение суда, значит, его необходимо исполнить. Тем более что структуры, за которыми стоят «Мечел» или ПСК «Трансстрой», вряд ли разоряться после выплаты вам ваших денег. Так почему они не платят?

— По разным причинам. Ну вот смотрите, как развивалась история с тем же «Мечелом». Для этой компании мы ещё в 2012 году выполняли планово-высотное обоснование в рамках Эльгинского проекта. Всё сделали в установленные договором сроки. Претензий к качеству у заказчика также не было. Но при оплате почему-то «зависло» пять с половиной миллионов рублей. И это с учетом того, что работы мы выполняли за свои средства, у нас даже авансирования не было.

В течение длительного времени представители заказчика на наши претензии отвечали односложно — нам тоже тяжело, поэтому ждите. Потом мы всё-таки подали заявление в арбитраж и суд выиграли. Но теперь дело рассматривается в апелляционных инстанциях, а это, как вы сами понимаете, может растянуться на долгие годы. Это вот такой типичный, показательный пример. Но он-то не единичен.

 В своё время многие компании Дальнего Востока работали на строительстве железной дороги Беркакит—Томмот—Якутск (Нижний Бестях). Мы также принимали участие в реализации этого проекта. В частности, создавали строительную сетку на станции Нижний Бестях и делали планово-высотные обоснования при строительстве мостов через реки Тамма и Мыла. Но своих денег за эти работы мы, в полном объёме (2,5 миллиона рублей) так и не получили. Вроде бы выплаты идут, но копеечные. При этом наши должники ещё и намекают — мол, хорошо, половину от договорной суммы мы выплатим, но этого вам и хватит. Даже так бывает.

Что происходит?

— А остальные ваши должники объясняют возникшую ситуацию?

— Тоже долгами, но уже перед ними.

— Лукавят?

— Не думаю. Скорее всего, это правда. И я вынужден сделать вывод, что мой прогноз о скрытой инфляции, который я озвучил вашему изданию ещё в прошлом году, полностью подтверждается. Правда, действительность превзошла даже мои ожидания.

— А в чём причина этой инфляции?

— Экономисты могут говорить что угодно, но, по моему мнению, дело здесь в немыслимых расходах на содержание чиновников и силовиков. Вот поймите меня правильно, не надо быть великим экспертом, чтобы понять — если где-то денег становится больше, то в другом месте их будет меньше. Ведь логично? Думаю, да.

 Но посмотрим, что происходит в развитых странах. Там деньги периодически перетекают из одного сектора экономики в другой, в зависимости от конъюнктуры рынка. И это нормальный процесс, тем более что крутятся они, в любом случае, в бизнесе. И власти смотрят, насколько ситуация в этом самом бизнесе позволяет вкладывать средства в дополнительные расходы. Например, в армию или в административный аппарат. У нас же — всё по-другому. Страна ничего не производит и прочно сидит на нефтегазовой игле, а доходы тех же чиновников и силовиков постоянно увеличиваются. Да и расходы на ту же оборонку растут с завидной регулярностью. Какая экономика это выдержит? Да никакая. Вот мы и доигрались до того, что у бизнеса денег просто не стало. Все в долгах как в шелках, и это — очевидный факт для каждого, кто работает в реальном секторе. И судя по последним политическим и внешнеполитическим событиям, улучшений в экономике ждать не приходится. Хотя — не станем загадывать. Что называется, поживём — увидим.

Что делать?

— Возникшая задолженность отражается на вашем кадровом потенциале?

— Для нас это теперь слишком сильное выражение — кадровый потенциал. Конечно, отражается, а как же? Не так давно в Нерюнгринском топографо-геодезическом предприятии работало 70 человек. Теперь нас осталось шестнадцать. Только за последнее время у нас уволилось 15 молодых сотрудников.  И они не просто уволились, эти ребята. Они ещё и уехали из Нерюнгринского района в более благополучные территории. В итоге район, который и так постоянно ощущает проблемы, связанные с оттоком населения, потерял не просто 15 человек, а 15 квалифицированных специалистов. Или 15 семей, что ещё более страшно, поскольку перспективы для системного развития имеет лишь территория, где сменяются семейные поколения. Где люди рождаются, живут и умирают в отведённое Богом время. Нерюнгринскому району всего 40 лет. Но я боюсь, что при такой экономической ситуации среди нашей молодёжи найдётся мало желающих здесь состариться. Соответственно, и об экономическом развитии мы можем лишь мечтать.

— И что делать?

— Я реалист и не думаю, что мои предложения сократить расходы на содержание чиновников и силовиков, а также хоть немного уменьшить вливания в оборонку услышат первые лица государства. И уж тем более, прислушаются к моему мнению. Но давайте попытаемся хотя бы спасти дальневосточный бизнес по-другому. Наше государство декларирует особый подход к развитию Дальнего Востока? Вроде бы да, по крайней мере, на словах. Так давайте принимать в этой связи реальные меры и обеспечивать заказами региональных производственников.

Правда, для этого нужно будет внести поправки в действующее законодательство, в первую очередь, в ФЗ-44 и закрепить преимущественное право местных предприятий при распределении заказов. Кто-то скажет, это невозможно. А почему невозможно, коль скоро готовится к принятию целый федеральный закон, где делаются попытки обозначить особые экономические условия для нашей территории? Соответственно, можно внести поправку и в ФЗ-44, с учётом особого статуса Дальнего Востока. Только серьёзные производственные объёмы могут поддержать дальневосточный бизнес в сегодняшних экономических условиях.

Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Темы последних номеров 

 
Правовое поле

Споров нет — защита проще

Очередная реформа арбитражного процессуального законодательства, проведённая в 2016 году и нашедшая своё продолжение в 2017 году, преследовала по сути две цели: — упрощение… читать полностью >

 
Эра милосердия

Артём рисует космос

Артём учится во втором классе, так как пошёл в школу позднее своих сверстников. Но «пошёл» — не совсем правильное слово, к нему учителя ходят домой. И Артём, несмотря на то, что учится… читать полностью >

 
ДВ-Видение

© ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток», 2013–2017.

Официальный сайт печатного издания «Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток»
Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС77‒62577 от 31 июля 2015 года.
Все права защищены и охраняются законом. При полном или частичном использовании материалов
ссылка на Бизнес-газету «Наш регион — Дальний Восток» (http://biznes-gazeta.ru) обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.
Все замечания и пожелания присылайте на bmdv@mail.ru.
Офис редакции находится по адресу: г. Хабаровск, проспект 60-летия Октября, 210, оф. 202, 203, 204.
Следите за нами:
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru